ЛГБТ-служение "Nuntiare et Recreare"

Каждый имеет право исповедовать любую религию независимо от своей сексуальной ориентации и гендерной идентичности.

Сироты и педофилы. Виктор Родионов

Обложка книги воспоминаний Ким Ричардсон. На обложке она в детском возрасте.

Обложка книги воспоминаний Ким Ричардсон. На обложке она в детском возрасте.

Много раз повторенная сенсация становится скучной новостью. Нашли, кого удивлять очередными похождениями в лоне католической церкви, только не нас — разве что автора «Декамерона»? По сравнению с современными ксендзами и семинаристами герои Боккаччо выглядят святыми. Ну, грешили с монашками и прихожанками напропалую, нерастраченная в постах и молитвах сексуальная энергия шла назначенным природой руслом, но хоть детей не трогали. А сейчас, что ни ксендз, то педофил…

Кентукки был одним из первых штатов в стране, начавшим бодаться с католической церковью и самим Ватиканом, добившись в судах значительных успехов. Тщательно скрываемая за стенами церкви грязь всплыла наружу и стала достоянием общественности. Наиболее отъявленные педофилы лишены сана и сменили сутаны на тюремные робы. В Средневековье католики откупались от святой инквизиции за свои грехи, сейчас церковь сама выкупает индульгенции. Только в Кентукки она выплатила жертвам сексуального насилия сотни миллионов, а по всей стране — миллиарды долларов.

В число ответчиков по судебным искам попали не только церкви и священники, но и подчиненные или ассоциированные с епархиями школы, спортивные лагери, монастыри и детские приюты под католическим патронажем. Метастаза вседозволенности по отношению к детям поразила все институты католической церкви и ее функционеров.

Особенность большинства судебных процессов — значительная удаленность по времени процесса и события. Жертвы церковного насилия давно уже сами папы и мамы, а то и дедушки-бабушки, а их совратители либо в преклонном возрасте, либо на том свете.

Спрашивается, а где вы были раньше? На этот вопрос есть несколько ответов. В свое время кто-то из детей и жаловался родителям, но те им не верили. Для кого-то греховная связь оставалась постыдной тайной на всю жизнь — как же ее открыть перед мужем, женой, детьми? Третьи махнули рукой, как доказать то, что происходило без свидетелей и 20-40 лет назад? Однако адвокаты это сделать сумели … с помощью длинного доллара. Когда в судебных кулуарах запахло миллионными компенсациями, языки большинства свидетелей развязались. Слаб человек.

Среди потерпевших была жительница Луисвилла, ныне 51-летняя Ким Ричардсон. В 2004 году она проходила участницей коллективного иска (44 истца) к женскому монашескому ордену Сестер Назарета. Чтобы скрыть от своих детей грязные эпизоды пребывания в приюте святых Томаса и Винсента в одном из пригородов Луисвилла, на суде Ким фигурировала под девичьей фамилией. Адвокаты выиграли дело, и истцам присудили 1,5 миллиона долларов компенсации. Не ахти какая сумма на сорок с лишним человек, но главное — восторжествовала справедливость.

На прошлом поставлена точка, но Ким она показалась многоточием. Женщине, как от бремени, захотелось освободиться от тайны, преследующей ее всю жизнь. Не будучи литератором, она решила написать воспоминание о своем пребывании в детском католическом приюте, благо фактического материала было с избытком. Дополнительным стимулом к публичному выступлению послужила официальная реакция Сестер Назарета. Вынужденная признать силу судебного решения де-юре, настоятельница «сестричества» дезавуировала его де-факто. Мол, ничего на самом деле не было, монахини-воспитательницы давно у Господа Бога и не в силах защитить себя от земных наветов, да и сам приют закрыт двадцать с лишним лет назад. Из желания рассказать правду и родилась книга «Несломленный ребенок. История прощения и непрощения», вышедшая в свет в прошлом месяце.

В 1960-х годах по решению суда Ким вместе с тремя сестрами была определена в детский приют. Мать она помнит по редким визитам в детдом опухшей и с сильным запахом спиртного, вскоре алкоголь свел ее в могилу. Отца, а скорее отцов, девочки не знали. Немного спустя — еще трагедия, умирает старшая сестра. В книге Ким использует не только свои воспоминания, но и своих сестер, они тоже были участницами судебного процесса.

Католический приют запомнился девочкам казарменной муштрой. Наказания следовали за малейшую провинность. Монахини запирали воспитанниц в шкафы на несколько часов, а то и на целый день, сбрасывали с лестниц. Основным методом воспитания были побои. Ким вспоминает, как ее били в живот до рвоты или как перед первым причастием монахиня сломала ей руку. Позднее причащавший ее ксендз сделает девочке «второе причастие», лишив целомудрия. Главным совратителем в приюте был капеллан Герман Ламмерс, умерший в 1986 году. По свидетельствам тридцати потерпевших он регулярно имел с ними секс, причем монахини были прекрасно осведомлены о сексвоспитании, а некоторые из них сами имели лесбийский секс с подопечными сиротами. Одна из сестер Ким прошла через этот опыт.

Не успев появиться, книга Ким Ричардсон вызвала большой общественный резонанс не только в штате, но и в стране. Она распространяется через национальную ассоциацию жертв церковного насилия (SNAP — Survivors Network of Those Abused by Priests). Как вам нравится это противоестественное словосочетание — «церковное насилие». Оказывается, в надругательствах над детьми, и что особенно отвратительно — над сиротами, замешаны не только мужчины-ксендзы, но и женщины-монахини, давшие обет милосердия и сострадания. Непонятно только, зачем идти в постриг, когда можно было спокойно грешить и в миру, меньше спрос перед людьми и Богом.

Мемуары Ричардсон не рядовой поступок. Далеко не каждый человек решится выставить напоказ столь неприглядные стороны своей биографии, пусть даже в этом нет ни капли его вины. По словам национального директора SNAP из десятков тысяч пострадавших от церковного сексуального насилия публично рассказали об этом от силы два десятка человек. Ким Ричардсон замужем, у нее двое детей, муж — майор полиции. Джо Ричардсон считает свою жену очень сильной, порядочной и глубоко верующей женщиной. Несмотря на пережитые унижения, она не отреклась от церкви, ее дети учились в католической школе. Будущий гонорар от продажи книги она полностью отдала в фонд детей-жертв насилия.

На этом можно было закончить рассказ о католиках и детях, если бы не один случай в другом кентуккском городе Лексингтоне. Как известно, в Америке отбыть срок за педофилию — это только полдела, после отсидки экс-осужденные по этой статье становятся гражданами второго сорта.

16 апреля 2009 г.
Источник: «Чайка» #8(139)
Читайте полную версию статьи в бумажном варианте журнала.

Facebook Comments

, ,


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *