ЛГБТ-служение "Nuntiare et Recreare"

Каждый имеет право исповедовать любую религию независимо от своей сексуальной ориентации и гендерной идентичности.

Первая открытая трансгендерная женщина Тибета

трансгендерность буддизм

Тензин Марико

Когда Тензин Марико решила впервые выступить на конкурсе Мисс Тибет, она думала, что ее быстро прогонят со сцены. Она — первая открытая трансгендерная женщина в Тибете.

Раньше Марико была буддийским монахом. В 2014 году в Интернет попало видео, на котором она танцевала на свадьбе друга в женской одежде и парике. Это видео быстро распространилось по всему тибетскому сообществу.

Ее быстро опознали — хотя тогда она и пыталась все отрицать — и резко осудили. Люди в Дармсале, ее родном городе, считали, что она ведет себя неподобающе для монаха. Соседи ругали родителей за то, что они не усмотрели за ребенком.

Но год спустя она стояла перед той же толпой в зеленой юбке и топе — и больше не хотела прятаться. Она официально отказалась от монашества, рассказала о трансгендерности друзьям и семье, а потом решила сделать камин-аут и перед более широким сообществом. И она решила сделать это через танец на конкурсе.

«Я думала, в меня будут кидаться яйцами и помидорами, — говорит Марико. — «Но как только я вышла на сцену, все разразились овациями. А когда представление закончилось, они начали просить станцевать еще. Мне было хорошо в тот вечер. Я почувствовала облегчение».

Двадцатилетняя Марико — визажистка и танцовщица, и еще, пожалуй, главная звезда в сообществе, где до нее не хватало ЛГБТ-кумиров.

Марико была четвертым ребенком семье. Оба родителя работали в местной школе. В девятилетнем возрасте ее с младшим братом отправили в монастырь в Дарджилинге. Четыре года спустя ее перевели в Катманду, где она продолжила монашеское обучение. В шестнадцать Марико вернулась в Дармсалу, к отцу и мачехе: родители развелись. Тогда же она постепенно начала переход.

В детстве Марико часто воровала мамину косметику и одежду — и родителям это не нравилось. Даже в монашестве она пыталась выглядеть феминно и в своей дешевой пудре выделялась в море монахов.

«Другие монахи называли меня «ани» (монахиня), — говорит Марико. — Мне было плевать. Мне нравилась косметика, и я придумывала кучу глупых оправданий, почему я ее использую».

После скандала с видео она отказалась от монашества. Родители сперва плохо восприняли переход, но в итоге смирились.

«Отец говорил мне, что я родилась мальчиком и должна вести себя соответственно, — говорит Марико. — А я отвечала ему: «Я больше не хочу быть мальчиком. Я хочу быть девочкой».

«Мне нравится, что я первый трансгендерный человек в Тибете, — добавляет она. — «Не потому что я стала знаменитостью, а потому что другим транс людям может быть чуть легче, чем было мне».

Сегодня у Марико тысячи подписчиков из Тибета в социальных сетях. Но ее принимает не только либеральная молодежь: Марико приглашали в качестве спикера многие тибетские организации — например, Тибетский конгресс молодежи и Ассоциация женщин Тибета.

Но самое удивительное не это: ее приняли и религиозные лидеры, элита тибетского общества. За последние два года у нее состоялось несколько аудиенций с важными тибетскими лидерами, включая Кармапу — второго по значимости гуру после Далай-ламы.

Даже сама Марико не понимает, почему отношение людей так резко изменилось. Ей кажется, что люди стали смотреть на нее по-другому, когда она отказалась от монашества. У них не было проблем с трансгендерностью — но совершая переход, сохраняя статус, она неуважительно относилась к монашеским обетам.

Но не стоит забывать, что большинство ЛГБТ в Тибете закрыты и невидимы. И хотя буддийские лидеры признали Марико и благословили ее, слово, обозначающее трансгендерность, всегда имело негативную окраску в буддийских текстах.

Таши Ганден (Tashi Ganden), исследователь и бывший монах, указывает на словарь тринадцатого века, в котором впервые упоминается тибетское слово для трансгендерности — манинг, и им называется «человек, у которого/которой есть дефекты сексуальных органов».

«Определение взято из других религиозных текстов и выражает неприятие трансгендерных людей», — говорит Ганден. Когда человек уходит в монастырь, он должен объявить, что не является манингом.

Для Марико важнее всего поддержка семьи. «Думаю, люди боятся реакции семьи больше, чем реакции сообщества. К счастью, меня семья поддерживает».

Хотя другие монахи и дразнили ее, Марико вспоминает монастырь без грусти. Более того, она считает, что именно опыт монашеской жизни сделал ее той, кто она сейчас.

«В монастыре я научилась быть хорошим человеком, — говорит она. — «Если бы я не была монахом, я не была бы настолько взрослой и здравомыслящей».

Сейчас она в основном занимается тем, что устраивает шоу в Индии, в основном в тибетских общинах. Это приносит ей достаточный доход, чтобы комфортно жить и поддерживать семью.

Марико сделала социальный переход, но не принимает гормоны. Она говорит, что ей повезло с чертами лица, и она не хочет принимать таблетки, не консультируясь с доктором — а такой возможности у нее нет.

По материалам BuzzFeed News от 24 июля 2017 года
Подготовлено специально для Nuntiare.org

Еще на эту тему:

Следите за нашими новостями!

Наша группа VK
Наша группа в Facebook

Facebook Comments

, ,


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *