ЛГБТ-служение "Nuntiare et Recreare"

Каждый имеет право исповедовать любую религию независимо от своей сексуальной ориентации и гендерной идентичности.

Айман Экфорд: «О нравственных нормах и патриархе Кирилле»

православие нравственность

Патриарх Кирилл на фоне толпы

Я ненавижу разговоры о морали и нравственности, если у «морали» и «нравственности» нет никакого логического обоснования.

Что такое мораль, и что такое нравственность? Это чисто оценочные понятия, которые разные люди определяют по-разному.

В ЮАР времен апартеида расизм считался нравственно обоснованным.

Согласно морали нацистской Германии, сожжение в печах евреев было нравственно обоснованным.

По мнению боевиков ИГИЛ (террористическая организация, запрещенная на территории РФ), нравственно обоснованно уничтожать всех, кто не считает «Исламское государство» тем самым халифатом, который был обещан в «древнем пророчестве», потому что, по мнению ИГИЛовцев, эти люди выступят на стороне зла в финальной битве добра со злом.

Всю историю человечества мораль и нравственность использовалась одними людьми для дискриминации и уничтожения других. И поэтому мне до сих пор очень неприятно, когда подобные аргументы о нравственности используются моей бывшей церковью.

Ниже приведена цитата патриарха Кирилла:

«Тема ограничения человеческой свободы нравственностью сегодня очень актуальна. Вы знаете, что в некоторых странах Запада, к сожалению, принимаются законы, которые порывают с нравственной природой человека, с совестью. Например, законы о так называемых гомосексуальных браках — почему люди так восстали против них? Да по той же причине, по которой восставали против фашистских законов, против законов апартеида. Эти законы порывают с нравственностью, а когда законодательство теряет связь с нравственностью, оно перестает быть приемлемым, оно вызывает протесты…

Если мы хотим быть свободными людьми, если мы хотим строить реально свободное общество, мы никогда не должны разрывать свободу и нравственную ответственность. Это касается и личной жизни человека, и семейной, общественной, государственной жизни. Я глубоко убежден в том, что этот соблазн, это историческое искушение, — которое привело некоторые страны к принятию законов, разрывающих всякую связь с нравственным началом, — все это должно пройти. В противном случае человеческое общество, разорвав связь между свободой и нравственной ответственностью, разорвав связь между правом и нравственным началом, станет нежизнеспособным».

Из слова в Киргизско-Российском славянском университете в Бишкеке, 29 мая 2017 года

Давайте подумаем, что не так с этой цитатой.

Прочтите еще раз эту фразу: «Например, законы о так называемых гомосексуальных браках — почему люди так восстали против них? Да по той же причине, по которой восставали против фашистских законов, против законов апартеида».

То есть, по мнению патриарха, законы о гомосексуальных браках, которые никому не мешают и при этом дают однополым парам равные возможности с гетеросексуалами, ничем не отличаются от законов фашистов, и от законов апартеида, которые причиняли вред людям и приводили к их гибели, и на которых основывалась дискриминация?

Получается, что разрешать одному супругу растить их общего ребенка после смерти второго партнера так же ужасно, как отказывать человеку в качественной медицинской помощи, потому что у него «не того цвета кожа»?

А разрешать одному человеку навещать близкого человека в больнице так же опасно, как убивать людей?

Возможность воспитывать общего ребенка, (который в противном случае после смерти одного родителя попадает в детский дом), и доступ в больницу к своему партнеру — права, которые есть у гетеросексуальных семей, и которые появятся у однополых семей после легализации однополых браков. Вместе с множеством других прав, которые есть у большинства населения.

Так что запрет однополых браков куда больше похож на законы апартеида и на законы нацистов, потому что благодаря и тем, и другим люди лишаются базовых прав, которые есть у большинства граждан, исключительно на основании того, кем они являются.

Но по мнению патриарха разрешение однополых браков похоже на апартеид и на фашизм, потому что и то, и другое «не нравственно».

То есть то, что при апартеиде в ЮАР чернокожие люди имели меньше прав, чем белые, плохо просто потому, что это «не нравственно»? А вот то, что гомосексуалы и бисексуалы имеют меньше прав, чем гетеро — хорошо, просто потому, что это «нравственно»?

Но на чем основана эта нравственность? Кому она пойдет на пользу? Людям? Но с каких это пор дискриминация шла людям на пользу? Церкви? Но разве мы живем не в светском государстве, в котором религиозные представления одних людей не должны служить дискриминации других?

P.S. Я намеренно хочу выделить этот пункт, потому что я не считаю, что христиане должны диктовать законы, основанные на христианстве в стране, где церковь официально отделена от государства. И я не хочу навязывать другим людям свои представления о христианстве и о морали. Но даже с точки зрения христианства эти нравственные нормы спорные, потому что не все христиане считают однополые отношения грехом. Кроме того, разве христиане верят в Бога, который поддерживает дискриминацию и хочет, чтобы люди страдали? Думаю, патриарх согласится, что «Бог есть любовь». Но с каких это пор любовь и дискриминация — одно и то же?

По материалам «Пересечения»

Еще на эту тему:

Следите за нашими новостями!

Наша группа VK
Наша группа в Facebook

Facebook Comments

, ,


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *