ЛГБТ-служение "Nuntiare et Recreare"

Каждый имеет право исповедовать любую религию независимо от своей сексуальной ориентации и гендерной идентичности.

Светлана Толстова. Церковь и проблема насилия

церковь семейное насилие

Мужчина с двумя масками

Отрывок из книги «Женщина и церковь. Постановка проблемы«

Раскрытие идеи этой книги было бы неполным, если не коснуться такой тяжелой и актуальной темы, как насилие. Можно определить это понятие как физическое, психическое, эмоциональное, сексуальное, экономическое воздействие одной, властной стороны без добровольного согласия другой, подвластной, с целью добиться определенного поведения, нарушающее личную неприкосновенность человека. Насилие как принуждение к желаемому поведению (например, в рамках воспитания) обществом считается приемлемым, пока не перейдет некий порог, после которого оно уже считается неприемлемым. Насилие – это система человеческих взаимоотношений, в которых одна из сторон (или обе) стремится занять доминирующую позицию с целью контролировать поведение, образ мыслей и жизнь другого. Различают психологическое, эмоциональное, физическое, сексуальное; домашнее, экономическое и т. д. насилие, насилие над женщинами, над детьми… Все виды насилия могут применяться с целью показать человеку его «место», унизить его и возвыситься в своих глазах. Существует и религиозное насилие, первое, что приходит на ум – это тоталитарные секты. Но только ли они?

Если не возражаете, приведу два гипотетических, но часто встречающихся на практике примера.

Некий человек рос с отцом, который его избивал. Он привык думать, что за малейший отход от правил, за то, что он не идеален и не умеет быть идеальным, его побьют. Когда он пришел к Богу, он продолжал бессознательно переносить все эти усвоенные уроки на их отношения. То есть, если он не идеален, то Бог его побьет (накажет, посадит в ад, отдаст на откуп демонам и т. д.). Он следует в отношениях с Богом модели отношений с его отцом, подвергая себя религиозному насилию. Пока он ей следует, ни о каком исцелении речи быть не может.

Некий человек, воцерковленный христианин, верит в первородный грех. Когда он столкнулся с насилием в семье (узнал, что в его церкви есть священники-педофилы), он склонен отмахиваться от обвинений, потому что это противоречит его вере в христианские ценности, и обвиняет возможную жертву во лжи, вследствие грехопадения и испорченной природы, а также приходит к парадоксальному выводу, что дети ввиду этой первородной испорченности сами могут провоцировать на сексуальные действия. Таким образом, вера в христианские ценности остается непоколебимой, вера в справедливого Бога – тоже. Остается вера в то, что каждый в мире получает по заслугам. Вера в правоту сильного и неправоту незащищенного. То есть получается, в чьих руках сила, тот прав.

Хочется задать вопрос, где же христианская любовь? Хотя ведь именно Христос нам говорит, что сам Он пришел для того, чтобы спасти тех, кто слаб, что ближнему надо помогать, и Он рассказывает нам притчу о добром самаритянине.

Какой ответ может дать религия человеку, столкнувшемуся в жизни с насилием? Принять его, как волю Божью? Каков смысл Богу способствовать психической травме, последствия которой будут преследовать всю жизнь? Наказание за грехи? Это очень деструктивное объяснение, вина – полностью разрушительное чувство, более того, это снятие ответственности с виновного. Такой искренний ответ, как «тебе не повезло» самого человека не устраивает, он не хочет признать, что был беспомощным, поэтому он склонен искать другое объяснение, в итоге либо начиная обвинять себя, искать причину в себе, либо, что менее деструктивно, объясняя это неким провидением, экзаменом, устроенном Высшими силами с какой-либо целью. (Все было не зря, все, что ни делается, к лучшему). Примерно такие же объяснения могут давать и его близкие, и чужие люди. Если этот человек – женщина, то ей предлагается объяснение, что она несет в мире отпечаток греха праматери Евы, что Бог наказал женщину подчинением мужчине и своим терпением она искупает первородный грех… Что это, как не разновидность религиозного насилия?

Как считает М. Аткинсон, американский психотерапевт, занимающийся реабилитацией женщин, пострадавших от насилия, некоторые культуры «более склонны к изнасилованию», чем другие (Термин «культура изнасилования» получил в русском языке более широкую трактовку «культура насилия», и есть причины рассматривать более широкую трактовку, потому что изнасилование, покушение на сексуальную свободу – разновидность насилия и культуры насилия):

«В культурах, которые не склонны к изнасилованию, мужчины и женщины обладают большими чертами равноправия. Религия не рассматривается как чисто «мужская» сфера, и женщины разделяют с мужчинами влияние в законодательстве, семейной жизни и передаче культуры». Эти культуры не патриархатные (мужчины у власти) и не матриархатные (женщины у власти); они эгалитарные (власть делится поровну). […] Культуры, которые менее «склонны к изнасилованию» имеют тенденцию избегать жестких структур гендерных ролей («это мужская работа, это женская работа; место женщины такое-то и такое-то; женщина, которая подверглась насилию, поставила себя в это положение», и т. д.) и авторитарной морали. […] Религия в таких обществах рассматривается как средство освобождения и личности, и целого общества от угнетения, несправедливости и отсутствия возможностей, а не как форма санкционированной божеством власти и контроля, за который отвечают мужчины.» 1

Примером такого подхода может служить брошюра Всемирной Лютеранской Федерации «Церкви говорят „нет“ насилию над женщинами» (Churches say «no» to violence against women). Наряду с обзором проблемы насилия над женщинами здесь утверждается, что религия часто служит средством угнетения женщин. Первая глава пособия «Называя грех» рассматривает грех как состояние рабства, которое искажает человеческую жизнь и приводит к контролю над другими людьми и насилию над ними. Слова Бытия 3:16 о том, что муж будет господствовать над женою, часто используются с целью оправдания контроля мужчин над женщинами. Но необходимо понимать, что это результат греха, входящего в мир, и это описание падшего человечества, а не предписание Господа. Это падшее состояние, от которого нас освободил Иисус Христос. Неизменность падшего состояния продолжается потому, что мы не хотим принять Божью благодать через веру, полученную от Христа. Популярные интерпретации отрывков, подобных Бытию 3:16, использовались с целью подчинения женщин. Подобным же образом использовались Послание к Ефесянам 5:22 – 24, 1 послание к Коринфянам 11:2 -16, 1 послание к Тимофею 2:9 – 15, Послание к Колоссянам 3:18. Таким образом, церковь должна признать, что насилие по отношению к женщинам – не только мирской грех, но и некоторые члены церкви иногда совершали такой грех, как в действии, так и в бездействии. Церковь предпринимала усилия в отношении решения проблемы насилия над женщинами, несмотря на то, что они могут казаться незначительными и несоответствующими ситуации. Некоторые церкви содержат краткосрочные приюты для женщин и предоставляют пасторское консультирование или хотя бы решают проблему на семейном уровне. Почти вся подобная деятельность инициирована женщинами и осуществляется на волонтерской основе. Брошюра прямо утверждает, что церковь должна проанализировать, не проповедовала ли она Евангелие на протяжении столетий таким образом, что это поспособствовало склонности к насилию у мужчин, бессилию женщин и толерантности общества к домашнему насилию. Глава вторая дает обзор различных видов насилия – физического, сексуального, эмоционального или психологического, описание цикла насилия.

В третьей главе «Трансформируя церковь и общество» рассматривается целый ряд проблем, например, андроцентризм («упущение» явления Христа Марии Магдалине у Павла в Послании Коринфянам 15:5 – 6, мизогиния, исключение женщин из лидерского служения, потому что апостолы были мужчины и т. п.), двойные стандарты (инцидент с попыткой побить камнями грешницу в Ин 8, хотя по Моисееву закону следовало побить камнями и мужчину и женщину за прелюбодеяние), культурное насилие: ритуальное насилие, FGM, убийства чести; траффикинг, секс-туризм, изнасилование как орудие войны, порнография. Глава затрагивает теорию и практику церкви: патриархальное устройство церкви (доминирование одних мужчин над другими, мужчин над женщинами), язык, который мы используем, говоря о боге (образ бога преимущественно мужской: отец, царь, господь), и хотя мы понимаем мужскую сущность бога метафорично, метафора может приписать божественность мужской сущности и обосновать ее превосходство над женским началом. Концепция Иисуса как мужчины и его предпочтение учеников-мужчин служили стандартом для мужского священства, апостольской преемственности и лидерства в церкви. Эти идеи должны быть пересмотрены в свете Нового Завета и свидетельств ранней церкви. Заслуживает отдельного упоминания восприятие Иисуса как жертвы. Женщины, страдающие от насилия, проявляют тенденцию отождествлять себя с жертвой Иисуса. В своем страдании они чувствуют близость к нему и не проявляют борьбы. Соответственно, «восприятие Иисуса как жертвы может укрепить структуру насилия и привязать жертву к ее роли жертвы». Важно видеть различие между жертвой насилия и сознательным актом жертвы Иисуса. Воскресение Иисуса и эта возможность дает послание женщинам, страдающим от насилия, что Бог хочет для них хорошей жизни. Библейское понимание жизни не ограничено выживанием, но включает в себя всю полноту жизни, свободу, мир, радость, любовь, справедливость.

Распятие Иисуса не санкционирует страдание. Оно является свидетельством ужаса насилия, происходящего с другими. (Строго говоря, Иисус мог бы «стереть в порошок» при желании своих обидчиков). Это не модель того, как следует переносить страдание, но свидетельство желания Бога о том, что никто не должен более переносить такого страдания. Существуют теологические концепции, которые негативно отражаются на жертвах насилия, женщины и дети, пережившие сексуальное злоупотребление, тяжело принимают идею вездесущности и всемогущества Бога, потому что испытывают гнев, что такой Бог не пришел к ним на помощь. Некоторые аспекты традиционной теологии способствуют вере в то, что женщина создана для страдания, самопожертвования и служения. Это ведет к пониманию страдания как Божьего благословения и искупления чужих грехов. Неправильная интерпретация идеи о том, что Бог послал единственного сына на страдание, иногда используется для оправдания любого несправедливого страдания. Такая теология заставляла жертв молчать и терпеть свою боль. Страдания на Кресте должно интерпретироваться как выражение любви Бога и преодоление зла. Добровольное пожертвование Иисуса избавило других от необходимости страдать несправедливо. Воскресение Иисуса было победой над виктимизацией и могло бы освободить женщин от односторонней идентификации со страдающим Христом. Он могли бы, напротив, идентифицировать себя с торжествующим Христом. Согласно Гал 5:1, Христос освободил людей, чтобы они были свободны, а не для страдания. Солидарность Иисуса с женщинами, особенно его забота о маргинальных женщинах, его признание женщин являются для нас обязанностью. Факт, что женщины были солидарны с Иисусом не только при его жизни и служении, но и в его страдании и смерти, и более того, при его воскресении, подчеркивает необходимость подтвердить женскую крепость в вере.

Брошюра также содержит советы жертвам насилия в критической ситуации, дает информацию, как распознать жертву и насильника, как вести себя с жертвой насилия, как мужчины могут помочь прекратить насилие. Более того, в пособии предлагается образец молитвы за пострадавших от изнасилования и насилия. 2

Примером искаженного понимания евангельского послания может служить письмо Жана Кальвина к женщине-прихожанке, которую жестоко избивал муж: «Мы испытываем особенное сочувствие к несчастным женщинам, которых зло и грубо мучают мужья… Тем не менее, мы не находим, чтобы Слово Божие допускало рекомендовать женщине оставить своего мужа, кроме как вследствие необходимости, и мы не считаем, что такая необходимость возникает, когда муж грубо обращается и угрожает своей жене, даже когда избивает ее, но только когда существует неизбежная опасность для ее жизни… Мы увещеваем ее к терпеливому несению креста, который счел возможным возложить на нее Бог; и вместе с тем не уклоняться от обязанности угождать своему мужу, которую она имеет перед Богом, но оставаться верной, независимо от обстоятельств». 3

Но не только Домострой и другие старинные источники могут использоваться в качестве иллюстрации подобного отношения к проблеме насилия и положения женщины, сексуального насилия над детьми. Искаженную точку зрения мы можем сегодня встретить на православных и католических форумах, как, к примеру, приведенные ниже цитаты с православного форума диакона А. Кураева и русскоязычного католического форума (орфография и пунктуация авторов сохранена).

А. (православный):

«Вообще, после опыта монастырского жития, где такие вопросы решались безвариантно: братия (по чину), дети, мужчины, женщины… И всегда было все тихо, спокойно и благочестиво. Хотя время от времени очередная эмансипированная особа ужаленная бесом в область попрания ея прав пыталась возмущать атмосфЭру, но церковники быстро пресекали и выводили на свежий воздух. Бывало и силой.

Я знал одну матушку, она недавно преставилась в возрасте 103 лет и в ангельском чине. Прозорливая, лично ощутил. Так вот она всю жизнь прожила с мужем-деспотом и ни разу ему против не сказала. За что, собственно, и сподобилась ангельского чина. Так она всем нашим жёнам только и пыталась внушить: что терпеть нужно и послушание нести.»

К. (православный):

«Насилие или угроза насилием в отношении женщин будет ВСЕГДА пока есть понятие греха. Если кто либо в силах отменить это понятие (т. е упразднить своими силами грех), кроме Бога на земле-сессия ПАСЕ, Собор и т. д. – очень буду этому рад. И это никак не связано ни с Православием ни с христианством вообще.»

М. (православная):

«во первых – еще в Библии сказано Еве при распределении епитимий после грехопадения – «к мужу твоему влечение твое и он будет господствовать над тобою, в муках будешь рождать детей»

Поэтому все что происходит сейчас – власть мужчин – это следствие такого установленного миропорядка.

Женщина не может и никогда не сможет быть ФИНАНСОВО независимой -потому что тогда ей не будет времени рожать детей – она будет занята борьбой и карьерой. Роды, кормление грудью, воспитание детей, частичная утрата здоровья вследствие родов – все это препятствует ей, она элементарно не может усидеть на двух стульях.

Если она не будет рожать детей – человечество вымрет как мамонты.

Поэтому из двух зол – вымирание и власть над женщиной– приходится выбирать власть.

И власть тоже бывает разной в семье, все зависит от духовного состояния мужчины – он если верит в Бога и ведет праведный образ жизни-то обращается с женщиной заботливо и уважительно и никогда не ударит, не лишит денег, не оскорбит.

Не стоит забывать что такое распределение ролей – материально не выгодное для женщин, но полезное в духовном смысле – досталось не просто так, а вследствие грехопадения, инициатором которого была Ева.

Ева возгордилась первой и отсюда ее вторая роль сегодня.

Но для тех семей кто с Богом и слышит весть Христа-нет уже ни первых, ни вторых ролей, они уже практически выполняют равноправное поведение, каким оно и было в раю, еще при жизни. И понимают что все проходяще.»

С. (православный):

«Без углублений в историко-политическую даль для православного человека понятны и совершенно ясны слова апостола Павла – ставящего на свое законное место женщину.

«Жены ваши в церквах да молчат, ибо не позволено им говорить, а быть в подчинении, как и закон говорит. Если же они хотят чему научиться, пусть спрашивают [о том] дома у мужей своих; ибо неприлично жене говорить в церкви»

Унижаться можно и от наименования раб Божий, равно как и закомплексованные женщины видят в своем законном месте (по апостолу, в молчании) – унижение.

А при патриархе Алексии, к сожалению, была такая тенденция – ставить везде монахинь во главе.

Часто была такая картина, – в храме Христа Спасителя например, – стоят монахини прямо у алтаря, как епископы.. а священство толпится где-то там, внизу, с народом..

Дошло до того, что священники стали брать благословение у таких матушек…

Я прекрасно знаю смысл данного евангельского повествования.

Действительно, Марфа хлопотала по хозяйству. Но Господь не сказал ей, что «не это важно». А сказал ей что она, т. е. Марфа, «печешися и молвиши о мнозе». И добавил, что сестра ее «Мариа же благую часть избра, яже не отымется от нея.», потому как она «седши при ногу Иисусову, слышаше слово Его.»

Как можно разглядеть в этом унижение? В женском молчании и послушании.»

П. (католик) о совращении малолетних:

«есть и больные дети, патологически фантазирующие и обвиняющие взрослых – что очень нелегко выявить. И дети испорченные, действительно намеренно провоцирующие на сексуальные действия. И, наконец, дети просто лживые. И в это тоже обычно не верят, полагаясь на миф о якобы чистоте и невинности ребенка.

Я не считаю нужным дальше тут рассуждать о таких патологиях – но то, что они существуют и известны специалистам – это, так сказать, «медицинский факт».

А лживых и испорченных детей в общем-то ничуть не меньше, чем лживых и испорченных взрослых. Об этом еще Корчак отлично писал.

Боюсь, мнения психологов, на которые Вы ссылаетесь, не состыкуются с христианским вероучением. Первородный грех пока никто не отменял.»

D. (католик):

«По-моему, речь шла о допущении, что вина за НЕКОТОРЫЕ сексуальные действия в НЕКОТОРЫХ случаях может быть возложена на НЕКОТОРЫХ детей и подростков, а не об утверждении, что вина за ВСЕ сексуальные действия во ВСЕХ случаях возлагается на ВСЕХ детей и подростков.

А есть и такое явление, как нимфомания, в том числе и подростковая. А педофилов тут никто и не оправдывает.»

C. (католик):

«Никак не удается избавиться от ощущения, что быть жертвами – главный смысл жизни этих людей. То ли тут действительно психологи виноваты, то ли неистребимая жажда наживы и власти в человеке – шутка ли дело, Папа Римский извиняется, но маловато как-то, неубедительно, «ишо хотим». «Не хочу быть царицей, хочу быть владычицей морскою!»

Вы видели этих жертв? Подавляющему большинству из них уже далеко за 30, а то и 50. Как сказали где-то по Евроньюс про одного: «Спустя десятилетия он принял мужественное решение прервать молчание». Imho, у людей, которые способны воспринимать такие слова всерьез, что-то не в порядке со способностью рационального мышления.

Еще раз стоит сказать, что в подавляющем большинстве случаев (близком к 100%) речь не идет об «изнасиловании» (что ни говори, а этот термин имеет вполне определенное юридическое значение). Если такие случаи и имели место, то ни у епископов, ни у полицейских не хватило бы духу их скрывать – всё ж таки очевидная уголовщина.

Случаи, описываемые в отчетах ирландской комиссии большей часть попадают под определение «развратное поведение». Например, один священник сделал у себя на заднем дворе бассейн и приглашал туда купаться подростков, причем не всех, а небольшую группу избранных. Впоследствии сестры монахини, а за ними и родители, забили тревогу, поскольку стало известно, что купались они там нагишом, батюшка этот порой усаживал мальчиков к себе на колени, или любил помогать им мыться в душе после бассейна. Этого священника в итоге несколько раз переводили из прихода в приход, и обвинения, в том числе и новые, следовали за ним до самой смерти.

Другой случай – один молодой священник работал в больнице и повязали его на том, что он сдал в фотоателье на проявку пленку, где были запечатлены гениталии девочек 12—13 лет. Фотоателье просигнализировало в полицию, а те переправили дело епископу без огласки. Оказалось, что священник, пользуясь своим служебным положением, попросил трех девочек участвовать в такой вот «фотосессии». При дальнейшем расследовании он объяснил свое поведение тем, что у него никогда не было сестер, он с детства рос в окружении мальчиков, и ему было жутко интересно, «из чего только сделаны девочки».

E. (католик):

«Да мало ли что кто совершает! Пусть даже и в сане.

Согрешил, покаялся, примирился с жертвой (если это жертва, а не соучастник греха), возместил ущерб в духовном и материальном смысле – всё, точка! К чему всё это выносить на суд неверующей общественности?

Почему-то мне не верится в то, что если все такие факты педофилии предадут огласке – педофилов станет меньше.»

Почему бы не признать, что насилие не является Божьей волей, а исходит от диавола, раскидывающего свои сети, чтобы погубить несчастных, ввергнув их в отчаяние, боль и ужас, отдалив тем самым от Бога? Душа человека, страдающего от психической травмы, легко ввергается в эти чувства, и весь его мир вращается вокруг своей травмы, а тем временем его жизнь проходит. Люди, озвучивающие подобные мнения, несомненно, только способствуют отдалению таких людей от церкви, в которой они не могут получить ожидаемой эмпатии. Диавол, как известно, действует через своих «подопечных», в данном случае это люди и системы, оправдывающие насилие и стигматизирующие жертву. Мы должны внимательно следить за «демонами» в нашей душе и бороться с ними как внутри себя, так и вовне. Не толерантность и покорность, а активная борьба с насилием во всех его формах есть гораздо более христианский акт.

  1. Atkinson Matt. Resurrection After Rape. A Guide For Transforming From Victim To Survivor. RAR Publishing, Oklahoma city, OK, 2010.
  2. «Churches say „no“ to violence against women». Action plan for the churches. The Lutheran World Federation.De partment for Mission and Development. Women in Church and Society, 2002.
  3. Зенченко Д. Пресвитерское служение женщин: почему это важно. http://www.soluschristus.ru/biblioteka/cerkov/dmitrij_zenchenko_pochemu_eto_vazhno/

Женщина и церковь. Постановка проблемы от
Подготовлено специально для Nuntiare.org

Еще на эту тему:

Следите за нашими новостями!

Наша группа VK
Наша группа в Facebook

Facebook Comments

, , ,


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *