ЛГБТ-служение "Nuntiare et Recreare"

Каждый имеет право исповедовать любую религию независимо от своей сексуальной ориентации и гендерной идентичности.

Трансгендерность и религия. Часть 1

Трансгендерность религия
Мы начинаем публикацию главы «Религия и духовность» из книги Trans Bodies, Trans Selves (Ocford University Press, 2014). В первой части рассказывается об отношении трансгендерных людей к религии, их позициях и проблемах. Кроме того, в этой части приводится информация о том, как сделать религиозную общину транс-инклюзивной.

Люди – создания, ищущие связи с другими живыми существами и местами. Мы пытаемся понять наш мир, как материальный, так и духовный. Религиозные и духовные практики могут стать способом выразить эти потребности.

Некоторые из нас – особенно те, кто выросли в отвергающей религиозной среде — опасаются религии. Но для многих религия — источник связи, цели и смысла. Сообщества верующих стали для некоторых местами, где их уважают, где они получают социальную поддержку и даже необходимую информацию. Для кого-то из нас религиозные или духовные практики – личный, индивидуальный способ восстановить связь с собой вдали от шумного мира. Еще религия может быть основой, на которой или вокруг которой мы выстраиваем жизнь. Те из нас, кто глубоко религиозны, скорее всего будут раздумывать о ценностях и убеждениях их религии, прежде чем начинать переход.

Для некоторых из нас священные практики не связаны с высшей силой, божественным творцом. Многие придерживаются гуманистических доктрин человеческой деятельности, чтят ключевые принципы добродетели и прав человека. Одни – атеисты, которые не верят в Бога, другие – агностики, которым не важен Бог или которые не уверены в своей позиции относительного него.

Даже для тех, кто сейчас не вовлечены ни в какие религиозные практики, привычки из детства влияют на чувства и действия. Доминирующие культурные нормы – в которые часто вписана религия – тоже могут влиять на то, как мы относимся к своей жизни.

Вера – мое имя

История Майлза Рутендо Танхиры – ЛГБТ-активиста, журналиста, феминиста, пацифиста из Зимбабве.

Вера – это мое имя (Rutendo shona). Я получил это имя, когда меня крестили ребенком в церкви Армии Спасения. Поскольку я рос в христианской семье, мне все время напоминали: нужно следовать учению Библии, а посещать церковь – так же важно, как дышать. Я наизусть учил Библию и пел гимны в воскресной школе, но была одна проблема: форма, которую я должен был носить. Из-за нее я чувствовал себя неуютно в доме Бога. В ней я был несчастен. Потом начался пубертат. В церкви, в которой я вырос, мне становилось все хуже и хуже. Нам рассказывали о «женственности», приходилось носить юбки и блузки, а они были для меня постоянным жестоким напоминанием о внутреннем конфликте, который я испытывал. Я отдалялся от церкви, стал «отступником».

Мои двоюродные братья все стали солдатами Армии Спасения, а я – нет. Из-за этого мне казалось, что я подвел маму, и мне нужно как-то это компенсировать. Я начал посещать союз Писания в школе.По крайней мере, там я мог носить штаны. Это были худшие два года в моей жизни. У меня была свобода носить то, что мне хотелось, но внутри я чувствовал пустоту. Это было ужасное время, и чем больше я ходил на службы, тем более грязно, незащищенно и неприятно я себя чувствовал. У меня была девушка, и после каждой службы я с ней расставался. Из-за того что я никак не мог побороть искушение и раскаяться, я чувствовал ненависть к себе.

И только когда мне было 22, когда мама умерла, я вспомнил о том, что мне надо разобраться с духовными проблемами. Я снова начал ходить в семейную церковь, на службы, я надевал мамины юбки, и вскоре стал старшим солдатом Армии Спасения. Я хотел, чтобы мама гордилась. Этот процесс дал мне возможность заново выстроить духовность. Потом, в 2009 году, конференция по религии и сексуальности изменила мою жизнь. Там я встретил других верующих ЛГБТ. Там я начал узнавать себя. Мне стало комфортно идентифицировать себя как трансгендерного человека. Я начал читать Писание по-другому, подходя к нему более открыто. Мне точно не нужна была юбка, чтобы быть в отношениях с Богом!

Оглядываясь назад, я понимаю: мое имя – не случайность. Я надеюсь когда-нибудь стать богословом и проповедовать любовь, которая исцеляет сломанные души.

Религия и транс-идентичность

Точно так же, как трансгендерность – зонтичный термин, который используется для описания континуума идентичностей, религия и духовность – зонтичные термины, использующиеся для описания отношений с силой, которая больше нас самих. Для некоторых из нас вера и духовность связаны или по крайней мере пересекаются с транс-идентичностями; для других эти сферы жизни никак не соприкасаются.

«Я агностик и регулярно посещаю встречи квакеров. Я начал идентифицировать себя как агностика, а не как атеиста, тогда же, когда начал задумываться о переходе. Для меня это связано: в обоих случаях я признал, что правда больше, чем логическая необходимость. Как переход, так и признание возможности религиозной веры предполагают возможность того, что существует внутренняя реальность, которая противоречит или превосходит истины, предлагаемые внешними авторитетами. А сосредоточение на личной связи с источником истины – называйте его Богом или как-то по-другому – настолько хорошо вписывается в императив трансгендерного человека определять себя в своих терминах, что я идентифицируюсь с квакерами».

«Зонтик» религии и духовности объединяет людей из традиционных общин верующих,тех, кто принадлежит в нетрадиционным (или «альтернативным») общинам верующих и тех, кто не принадлежит к институционализированным религиозным группам и не верит в Бога, но почитает Высшую силу в той или иной форме.

Трансгендерные люди связаны или не связаны с религией бесчисленными способами. Среди нас есть все – благочестивые христиане, иудеи-реформисты, практикующие виккане или язычники, буддисты, агностики, которые признают различные идеи духовного блага, а также атеисты, которые не верят ни в Бога, ни в религию в целом.

Для разных людей Бог значит разные вещи, он принимает множество форм. Признавая общие темы в разных религиях, мы не должны забывать о разнообразии верований, ценностей и религиозных групп. Мы как трансгендерные люди признаем важность языка, который люди используют, чтобы определять себя. Язык религии, подобно языку гендерной и сексуальной идентичности, отражает подлинное разнообразие практик, ритуалов и богов, которым поклоняются на земле.

Как религиозные сообщества относятся к трансгендерным идентичностям

Многие религиозные сообщества едва начали процесс принятия геев, лесбиянок и бисексуальных людей, и до осмысления трансгендерности им еще далеко. Во многих конгрегациях мы даже не статистическая погрешность, и о наших нуждах и проблемах часто забывают. Многим трудно находиться в религиозных институтах, которые не признают небинарного понимания гендера или не признают трансгендерные идентичности в религиозных общинах, в богословии и практике. Некоторые общины даже занимаются репаративной терапией, которая может наносить серьезный вред нашим идентичностям и нашей духовности. В результате может быть сложно примирить религиозную идентичность с транс- и квир-идентичностями.

«Я всегда была духовно-ориентированным человеком. В подростковом возрасте христианство было для меня источником стыда и ненависти к себе».

«В то время, когда я все еще идентифицировала себя как христианку, ЛГБТ-сообщество с прохладой относилось к этой идентичности. Кажется, что христианство и ЛГБТ – взаимоисключающие вещи. Но я не думаю, что так должно быть».

«Религиозные идеи и гендерквирную идентичность иногда сложно совместить, особенно в религиозных сообществах. Они верят, что с тобой что-то не так – они принимают тебя… но думают, что что-то не так».

«Я довольно религиозен. Честно говоря, я рукоположенный служитель. К счастью, моя деноминация очень аффирмативна, и у меня нет никаких проблем. В транс-сообществе я встречал много верующих. К сожалению, многие отвернулись от религии, потому что их не принимали в собственных церквях, или из-за демагогии групп вроде «В фокусе семья».

Создание принимающей религиозной общины

Неважно, принадлежите ли вы к религиозной общине или ищете такую, есть несколько способов, которыми конгрегация или община может стать более инклюзивной к людям с разными гендерными идентичностями.

Официальные документы

Включают ли регистрационные и другие формы в общине опции ответов для людей, идентифицирующих себя как трансгендеры? Есть ли у конгрегации или деноминации политика недискриминации?

Физическое пространство

Обеспечивает ли пространство нужды трансгендерных людей? Один из признаков – наличие гендерно нейтральных туалетов. Открывается ли пространство заранее, чтобы трансгендерные люди могли переодеться в что-то более комфортное, чем они носят во внешнем мире? Если пространство службы разделено по гендерному признаку, есть ли место для трансгендерных людей в их выбранном гендере?

Адвокация

Вовлечены ли члены конгрегации в борьбу за равенство трансгендерных людей? Адвокация, публичное свидетельство демонстрируют, что община действительно стремится к равенству для всех. Религиозные группы могут принимать участие в Дне видимости трансгендерных людей, чтить жизни трансгендерных людей через литургии, молитвы и другие религиозные ритуалы.

Образование и активизм

Есть ли у общины или группы доступ к ресурсам, чтобы вовлечься в транс-активизм? В США организации с транс-повесткой могут получить финансирование от таких организаций как Welcoming Resources, the Human Rights Campaign, the Religious Institute, the Center for Lesbian and Gay Studies in Religion and Ministry (CLGS), Trans-Faith, Trans Torah и LGBT Religious Archives Network.

Религиозная практика

Упоминаются ли трансгендерные люди во время литургий, ритуалов и культовых практик, в которых говорится о мужчинах и женщинах? Уделяется ли время транс-аффирмативным интерпретациям во время изучения писаний и священных текстов? Есть ли у нас возможность публично определять и обсуждать свою идентичность? Есть ли возможность отметить смену имени или переход в общине? Используются ли во время служб, в проповедях, в информационных брошюрах фразы вроде «люди всех гендеров»?

Лидерство и участие

Приглашают ли трансгендерных людей занимать лидерские роли в конгрегации или группы? Это позволит нам реализовать свои таланты в общине, а также позволит другим увидеть, что мы – это не только наши транс-идентичности.

Отказ от общины

Многие из нас покинули религиозные сообщества – а многих заставили их покинуть. Выбор уйти в ответ на несправедливость может и укрепить нас, и травмировать, изолировать – особенно тех, для кого участие в жизни религиозных общин очень важно.

«Я религиозный, духовный человек, но не [в своем городе]. То, как они учат, вредит ЛГБТ-людям… Одна церковь, в которую я ходил – «Первое собрание Бога» — была прогрессивной, но потом сменила позицию на консервативную, ветхозаветную, и я перестал ходить».

«Я религиозный человек, но боялся возвращаться в церковь. Иногда мне хочется выйти с ними на контакт и посмотреть, как они отреагируют. Хорошо было бы снова когда-нибудь причаститься».

«Опыт отвержения со стороны религиозной общины был очень травматичным… Я сомневался, стоит ли участвовать в жизни как мужчина… Но я участвовал несколько раз как мужчина. Я делаю это, когда путешествую. Я хожу в синагоги, где люди не знают, что я транс. Это много для меня значит».

Мы как трансгендерные люди не одни с этим опытом. Многие люди – и трансгендерные, и цисгендерные – покидают церковь.

По материалам Trans Bodies, Trans Selves (Ofxord University Press, 2014)
Подготовлено специально для Nuntiare.org

Еще на эту тему:

Следите за нашими новостями!

Наша группа VK
Наша группа в Facebook

Facebook Comments


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *