ЛГБТ-служение "Nuntiare et Recreare"

Каждый имеет право исповедовать любую религию независимо от своей сексуальной ориентации и гендерной идентичности.

Десять вещей, в которые не обязаны верить христиане

христианская вера

1. Христиане не обязаны верить, что христианство — единственный настоящий путь к Богу

Библия учит, что Бог уважает другие веры. Природа Бога в Иисусе подразумевает как диалог с другими верами, так и уважение и любовь к людям, исповедующим другие религии, идущим к Богу по другому пути. Иисус уважал веру хананеянки (Матфей 15:28), Иисус подтвердил верность иудаизма и десяти заповедей, провозгласив: «Тот же, кто исполняет заповеди и учит тому же других, будет считаться великим в Царстве Небесном.»

«…один законник встал и, искушая Его, сказал: Учитель! что мне делать, чтобы наследовать жизнь вечную? Он же сказал ему: в законе что написано? как читаешь? Он сказал в ответ: возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим, и всею душею твоею, и всею крепостию твоею, и всем разумением твоим, и ближнего твоего, как самого себя. Иисус сказал ему: правильно ты отвечал; так поступай, и будешь жить.» (Лука 10:25-28)

Чтобы подтвердить это, два еврея — Иисус и законник — соглашаются, что ближним может быть нееврей-самаритянин. Это отлично сходится с утверждением Иисуса о том, что любой, кто накормит голодного, оденет нагого, посетит больного и заключенного, попадет в Царство Божие (Матфей 26:3-40). Другими словами, Иисус уважал нехристианские пути к Богу, и мы можем поступать так же. Христиане не обязаны верить, что христианство — единственный путь к Богу.

2. Христиане не обязаны верить, что наука и религия противоречат друг другу

Пытаясь понять, как устроено творение, наука ищет истину через разум и опыт. Религия ищет истину через разум и опыт, чтобы понять наши отношения с творением и тем, что создало его. И то, и другое ограничено человеческим пониманием и опытом. Ни то, ни другое не может объяснить все. И наука, и религия начинаются с цели — истины, а заканчиваются тайной и восхищением.

Суждение о том, что вселенная началась с большого взрыва света и космической пыли, не должно противоречить суждению, что вселенная началась со Света Бога и создания людей из метафорической пыли. Ученые, люди с открытым мышлением, привели нас к великой мудрости, изобретениям и лекарствам. Иисус, человек с открытым мышлением, привел нас к великой мудрости, любви и нравственности. Бог, Мессия, нравственность, медицина, открытия, научные методы не исключают друг друга. Христиане не обязаны верить, что наука и религия противоречат друг другу.

3. Христиане не обязаны верить, что гомосексуальность это грех

Чтобы запретить гомосексуальность, читать Писание бесполезно: Иисус не упоминал ее, и в других местах Библии она нигде открыто не упоминается — если не считать случаев, когда современные слова помещают в древние тексты (как в некоторых современных переводах). Даже стихи из Левита, которые часто используют для осуждения гомосексуальности — старые законы, которые предназначались для древнего Израиля. Христиане не обязаны верить, что гомосексуальность это грех.

4. Христиане не обязаны верить, что Бог — мужчина

Многие настаивают на том, что мы должны верить в то, что Бог — мужчина. Но Библия сама предлагает женские образы Бога. Женщины созданы по образу Бога. Впервые Бог предстает в Библии как «руах» — слово женского рода, обозначающее «Дух», душу. Совершенно естественно представлять женский образ в сцене рождения мира. В Библии есть и другие женские образы Бога. В книге пророка Исайи 42:14 Бог кричит «как роженица».

В 21 псалме Бог описан как повитуха: «Но Ты извел меня из чрева, вложил в меня упование у грудей матери моей». В книге пророка Осии 13:9 Бог нападает «как лишенная детей медведица». Иисус представляет Бога как мать, когда говорит, что премудрость (еще одно слово женского рода) «оправдана всеми чадами его» (Лука 7:35), и что Бог действует как наседка, защищающая детей Бога, собирая птенцов под свои крылья. Если Библия — и Иисус — представляет Бога не только как мужчину, так же можем делать и мы. Христиане могут, но не обязаны верить, что Бог — мужчина.

5. Христиане не обязаны верить, что Бог всемогущ

Иногда сложнее всего позволить другим верить, что Бог не всемогущ. Мы хотим, чтобы Бог мог лично исправить все плохое. Мы хотим надеяться на то, что все наши катастрофы и беды можно мгновенно разрешить. Если Бог — это любовь, и он всемогущ, не должен ли он одним махом разрешить все страдание, уничтожить несчастья, предотвратить геноциды и войны? Если бы у нас была такая сила, мы бы сделали это даже с нашей небольшой любовью. Но мы знаем, что Бог ничего такого не делает, поэтому справедливо сделать вывод, что либо Бог не всемогущ, либо его могущество ограничено. Бог не щелкает гигантскими пальцами, чтобы моментально остановить зло и страдание. Мы знаем, что это так. Это сложно принять тем из нас, кто вырос, думая, что Бог обладает такой силой, какую люди и представить не могут.

Тем не менее, наш опыт предполагает, что разумно понимать: Бог не принуждает творение. Бог не может аннулировать нашу свободу или законы природы. Сила Бога не принуждает. Но мы можем понять, что у Бога есть сила любви, которая убеждает, подталкивает нас отвечать на нее. Мы можем отвечать, становясь инструментами Бога, и таким образом останавливать геноциды или рабство. Мы можем останавливать и некоторые другие катастрофы — например, эпидемии. Если мы захотим, то можем остановить голод, геноцид, угнетение и сегодня. Может быть, однажды мы победим СПИД, рак и другие формы страдания. Но через нас действует Бог, и в этом его сила. Он — не Бог с волшебным щелчком, он — Бог с волшебной любовью. Можно понимать действия Бога так, поэтому христиане не обязаны верить, что Бог всемогущ.

6. Христиане не обязаны верить, что Бог послал Иисуса на землю, чтобы подвергнуть пыткам и убить как жертву, которую он потребовал

В нашей церкви (Первая конгрегационалистская объединенная церковь Христа) мы стремимся строить богословие вокруг трех слов из Евангелия от Иоанна: «Бог есть любовь». Эти слова прямо противоречат идее того, что Бог лично требовал человеческой жертвы, чтобы спасти нас от состояния греха, и что Бог намеренно послал своего единственного сына Иисуса, чтобы его жестоко убили. Мы, жалкие смертные, у которых всего лишь ложечка любви по сравнению с океаном Бога, знаем, что человеческое жертвоприношение — не знак Любви. Если мы — образы Бога, как же мы выглядим, если наш Бог занимается человеческим жертвоприношением? Какой любящий Бог будет это делать?

Безусловно, Иисус пожертвовал собой, а Бог извлек из этого лучшее — даже воскресил его, чтобы мы могли найти путь любви. Но совершенно необязательно принимать, что Бог запланировал смерть Иисуса и требовал ее с самого начала, чтобы исполнить какую-то божественную нужду, чтобы утолить жажду человеческой крови. Христиане не обязаны верить, что Бог послал Иисуса на землю, чтобы подвергнуть пыткам и убить как жертву, которую он потребовал.

7. Христиане не обязаны верить, что Иисус был не совсем человеком

Кажется, многие думают, что Иисус — это такой супермен в хитоне и сандалиях, который борется с угнетением и исцеляет людей своими суперспособностями. Но история Евангелия не стыкуется с идеей о сверхчеловеке.

Иисус жил, спал, дышал, пил, ел, был голоден, зол, истекал кровью, умирал. В синоптических Евангелиях Иисус никогда не называет себя «Сыном Бога». Сомнительно, что он когда-либо называл себя Мессией. Можно верить в то, что история Иисуса была сверхъестественной. Но можно верить и в другое — что это была история не о сверхъестественном существе, а о замечательном человеке, который нашел Путь к Богу, по которому можем идти мы все; что он проявлял Бога во всем, что делал; что он научил нас Пути.

Путь Иисуса в конечном итоге не о том или ином убеждении. Он о любви. О том, чтобы накормить голодного, одеть нагого, посетить заключенного. О том, чтобы поддерживать огонь, заложенный Богом, кормить его до тех пор, пока наше тело не станет сиять как голос, уши, руки и ноги Бога. Мы предназначены быть инструментами, с помощью которых Бог совершает дела любви. Действовать справедливо, любить милосердие и жить смиренно перед Богом.

Иисус как человек показал, что Бог может воплотиться не в супермене, а в справедливом, милосердном и смиренном человеке. Христиане не обязаны верить, что Иисус был не совсем человеком.

8. Христиане не обязаны верить, что Иисус родился от девственницы

Конечно, многие христиане считают девственное рождение исторической истиной. Многие в это верят, и многим это важно. В том, что Иисус был зачат и рожден непорочно, можно найти много смысла. Тем не менее, чтобы быть христианином, вам не нужно верить, что это случилось буквально.

В Библии не написано, что это одно из требований для того, чтобы быть христианином. Ни Иисус, ни Павел этого не упоминают. Библия действительно дает ясно понять, что Христос — дар от Бога, но чтобы получить этот дар, нет никаких требований. Короче говоря, предписания верить в то, что у Иисуса не было земного отца, не существует.

При этом история непорочного зачатия все же может иметь смысл для тех, кто не верит в то, что это произошло. В конце концов, чем важно непорочное рождение в жизни, смерти и воскресении Иисуса? Какая космическая истина заключена в этом событии? Чудесное рождение? Но любое рождение чудесно. К тому же, рождение Иисуса — не единственное девственное рождение в истории. С жизнями Александра, Платона, Августа и Будды тоже связаны истории о девственном рождении.

В истории девственного рождения заключено много смысла, но ее не обязательно считать историческим фактом. Христиане не обязаны верить, что Иисус родился от девственницы

9. Христиане не обязаны верить, что Библия — непогрешимое слово Бога, которое нужно читать буквально

Библия не утверждает, что мы должны верить в ее безошибочность или читать буквально. Не все церкви утверждают это. Правда в том, что Иисус бросил вызов Писанию. Он дотрагивался до прокаженных, женщин, нечистых. Он работал в субботу. Он прощал грешников. Таким образом он действовал справедливо, любил милосердие и жил смиренно.

Если мы можем достичь того же, бросая вызов Писанию — отмечая погрешности авторов, переводчиков, влияние культур и идей — мы должны это делать. Или мы должны это делать, если читая Писание метафорически, а не буквально, мы можем найти истину. Христиане не обязаны верить, что Библия — непогрешимое слово Бога, которое нужно читать буквально.

10. Христиане не обязаны верить, что ставить под сомнение традиции Церкви — грех

Вы прочитали правильно. Мы не обязаны в это верить. Пророк Михей (6:6-8) говорит, что все, чего требует Бог — «действовать справедливо, любить дела милосердия и смиренномудренно ходить пред Богом твоим.» Это то, чего требует Господь.

Остальная религия нужна, чтобы помочь с этим. Церковные традиции могут быть полезны — они связывают нас с прошлым, служат звеном между нами и христианами, жившими раньше. Конечно, смысл таких традиций в том, чтобы облегчать опыт встречи со Священным. Это в свою очередь приводит к справедливости, милосердию и смиренномудрию. Например, в разных церквях по-разному проводится Причастие — то есть, есть вопросы о том, как это делать.

Большинству христиан Причастие помогает почувствовать связь друг с другом и с Богом, а в итоге помогает действовать справедливо, любить дела милосердия и смиренномудренно ходить пред Богом. Это — очень эффективная, очень Священная традиция. Но мы можем в ней сомневаться. Задавать вопросы о Причастии — не значит перестать быть христианами.

Для многих Причастие — прекрасный ритуал. Но есть традиции, которые могут нам не подходить. И у нас должна быть возможность подвергать их сомнению. Например, в церкви есть традиция удерживать женщин от лидерских позиций и рукоположения, несмотря на то, что Иисус ввел женщин в свое движение как равных, как лидеров. Нынешняя традиция исключения женщин существует во многих деноминациях. И даже там, где женщины могут быть лидерами, они сталкиваются с трудностями.

Но не только женщины испытывали угнетение в церкви. Традиции угнетали иудеев и мусульман, проповедовали рабство и расизм, дискриминировали негетросексуальных людей, жгли ведьм и еретиков. Такие ужасные традиции точно нужно ставить под сомнение. Насколько подобные традиции соответствуют заповеди возлюбить ближнего? Где в этих практиках справедливость, милосердие и смиренномудрие?

Иисус ставил традиции под сомнение. Он создал модель веры, которая не боится бросить вызов статусу кво, когда кто-то угнетен. Прокаженные. Женщины. Чужестранцы. Голодные. Бедные. Заключенные. Исповедующие другую веру. Христос любил их безусловно — и продолжает любить. Итого: христиане не обязаны верить, что ставить под сомнение традиции Церкви — грех. И это замечательно. Потому что остальные девять пунктов списка — как раз такие сомнения.

По материалам First Congregational UCC
Подготовлено специально для Nuntiare.org

Еще на эту тему:

Следите за нашими новостями!

Наша группа VK
Наша группа в Facebook

,