Служба на праздновании двадцатилетия женского священства в Церкви Англии
Служба на праздновании двадцатилетия женского священства в Церкви Англии

Павел пишет в Первом послании Тимофею 2:12: «а учить жене не позволяю, ни властвовать над мужем, но быть в безмолвии».

И что это значит? Павел действительно дает женщинам однозначный приказ, который распространяется на всех ныне живущих христианок? Это действительно четкое предписание, ограничивающее служение женщин в Церкви? Большинство комплементаристов (те, кто верят, что мужской и женской пол равноценны, но обладают разными наборами природных качеств, и эти наборы дополняют друг друга) понимают слова Павла именно так. Можем ли мы закончить на этом? Павел так сказал, я этому верю, тему можно закрыть.

Но подождите! Все ли христианки не носят золото и жемчуг? (1 Тим 2:9). Покрывают ли они головы во время молитвы? (1 Кор 11:5) Должны ли мы всегда приветствовать друг друга святым целованием? (Рим 16:16) Если мы посещаем Крит, должны ли мы исходить из того, что все, кто там живет — «лжецы, злые звери, утробы ленивые»? (Тит 1:12) Нужно ли нам всегда носить с собой фелонь и книги, особенно кожаные? (2 Тим 4:13)

Короче говоря, как мы понимаем слова Павла? Какие слова мы выбираем применять к современным христианским практикам, а какие отбрасываем — и, что самое главное, почему?

Отрывок 1 Тим 2:8-15 печально известен своей сложностью. Отчасти проблема в том, что мы слышим только одну часть разговора — мы слушаем один конец дискуссии, которая происходила две тысячи лет назад и не предназначалась нам. Мы не знакомы ни с культурой, ни с контекстом послания, мы не знаем, каково было быть христианином в Эфесе первого века. Мы многого не знаем о том, с каким трудностями сталкивалась церковь в этот период.

Конечно, есть «простой» выход: сказать, что Павел не написал Первое послание Тимофею, и мизогинные тексты — позднейшие вставки.Мы не должны сразу исключать такого варианта. Даже консерваторская традиция в целом признает возможность искажений в тексте — как в случае с концовкой Марка (Мк 16:9-20) или с Христом и грешницей (Ин 7:53-8:11), или с концовкой Отче наш (Матф 6:13).

Мы должны обратиться к оригинальному тексту и, следуя за текстуальными доказательствами, смотреть, к чему придем — даже если этот путь ставит под сомнение давнюю традицию. Мы не должны отказывать Павлу в авторстве исключительно на основании того, что нам не нравится этот текст; мы не можем выбирать, что написал Павел, а что не написал, исходя из своих предпочтений. Тем не менее, в случае с Первым посланием Тимофею, большинство современных исследователей отрицают авторство Павла по разным причинам. Но ради этой дискуссии я предположу, что Павел все-таки был автором послания: большинство христиан принимают канон Нового Завета в том виде, в каком он нам достался, и считают его нормативным текстом в вопросах веры и практики.

Есть другая возможность, которую мы должны рассмотреть: Павел действительно был мизогинен, поэтому этот стих и подобные ему представляют ошибочное и устаревшее представление о роли женщины. Павел жил в патриархальной культуре и просто транслировал общие идеи, но теперь, по прошествии времени, мы можем признать ошибочность его взглядов и отвергнуть их. Я считаю, что мы не должны отказываться от такой возможности. Если в процессе толкования мы обнаружим, что Павел (или настоящий автор) продвигал очевидно аморальные для нас идеи, мы должны быть готовы признать это. Но важно отметить, что Павел делал и очень аффирмативные утверждения о женщинах и гендерном равенстве (Гал 3:28, Рим 16), поэтому я не думаю, что мы можем просто отбросить его мнение как сугубо отражающее патриархальную культуру.

Так что же можно сделать с этим каверзным стихом?

Уолтер Лифилд в комментарии на Первое послание к Тимофею (Walter Liefeld. NIV Application Commentary on 1 Timothy; Прикладной комментарий на 1 послание Тимофею, Новый Международный Перевод) предлагает следующие вопросы к этому отрывку:

— Можно ли перевести глагол authenteo в этом контексте как ограничение женщин в доступе к любому типу власти, или он используется в более жестком значении контроля, доминирования или присвоения власти одним человеком, сужая таким образом предмет запрета?

— Если в наши дни женщина преподает смешанной группе, обладает ли она тем же авторитетом, что был у ранних учителей апостольской традиции в первом веке?

— Если женщина будет учить мужчин или займет лидерскую позицию, к которой имеют доступ мужчины, будет ли она нарушать правила приличия, как это было бы во времена Павла?

— Является ли описание Павлом своей апостольской практики правилом для любых обстоятельств и на все времена, хотя он даже не использует императива? («я не позволяю»)

— Когда мы обращаемся к необразованному в библейских обществу, нужно ли обращать внимание на историю Адама и Евы путем запрета женского служения?

— Если мы требуем от женщин не занимать лидерских позиций, должны ли мы быть последовательными и следовать позиции Павла в вопросах покрытия головы (с богословским и библеистским обоснованием) и требовать исполнения этой практики сегодня?

Лифилд утверждает, что если мы не можем однозначно ответить хотя бы на один из этих вопросов, мы должны хорошо подумать, прежде чем ограничивать роль женщины в церкви. На эти вопросы нельзя дать простых ответов, и мы должны избегать быстрых и простых выводов о стихе из Послания к Тимофею.

Есть ли другие интерпретации этого текста?

Линда Белльвилл (Linda Belleville) в книге «В поисках библейского равенства» (Discovering Biblical Equality), переводит 1 Тим 2:11-12 так: «Позвольте женщине учиться в тихой и покорной манере. Тем не менее, я не разрешаю женщине учить, если она хочет таким образом добиться власти над мужчиной. Она должна вести себя мягко».

Н. Т. Райт (N. T. Wright) в своем переводе Нового Завета дает такой перевод этих стихов: «Они [женщины] должны учиться спокойно, в полном подчинении Богу. Я не говорю, что женщины должны учить мужчин или пытаться указывать им; скорее, их нужно оставить в покое и не тревожить».

Оба перевода предоставляют стихам 11-12 интересные и ценные возможности. Но, боюсь, эти авторы слишком углубляются в интерпретацию. Они включают богословие и толкование в перевод в таком объеме, что он перестает быть похожим на оригинал.

Нужно быть справедливыми: за этими вариантами перевода стоит серьезное исследование. Но исследование должно говорить о том, как читать этот текст, а не заменять перевод. Возможно, эти стихи нужно сопровождать огромной сноской, которая отсылает читателя к вопросам Лифилда и призывает подробнее изучить проблему.

Итак, нам придется удовлетвориться тем, что у нас возникло больше вопросов. Мы должны обращаться к полному контексту этого стиха: исторически, грамматически, богословски. Мы должны поместить эту фразу в оптимальную позицию внутри (или вне) корпуса текстов Павла и Нового Завета в целом. Любое понимание 1 Тим 2:12, которое сводит этот отрывок к ограничениям для женщин, сознательно или бессознательно служит продвижению мизогинии. Но любое понимание, которое просто отбрасывает этот стих как нерелевантный продукт древней культуры, не считается с текстом.

Возвращаясь к вопросам Лифилда, я хочу сказать, что для меня очевидно: ответы на большинство из них — «нет», и, учитывая такую непонятность текста, женщины должны быть полностью включены во все аспекты церковного служения. Довольствоваться меньшим значит не до конца понимать настоящую идею христианства.

По материалам Patheos
Автор: Дэн Уилкинсон (Dan Wilkinson)
Подготовлено специально для Nuntiare.org

Еще на эту тему: