Надпись на двери в туалет: "Какие угодно"
Надпись на двери в туалет: «Какие угодно»

В семидесятых моя двоюродная сестра Пола Гроссман (Paula Grossman) стала одной из первых людей Америке, прибегнувшей к хирургической коррекции пола. До того Пола была учительницей музыки в Нью-Джерси. После операции она была уволена и проиграла дело о неправомерном увольнении и дискриминации (хотя суд и постановил, что она может получать пенсию по инвалидности). Эта история была во всех новостях. Я надеюсь, что в наши дни все закончилось бы по-другому.

Через сорок лет после того, как моя сестра Пола проиграла дело, история трансгендерного сообщества продолжает развиваться — в чем-то она становится лучше, в чем-то — нет.

Я раввин, поэтому я особенно расстраиваюсь, когда религию используют для защиты предрассудков — а это часто происходит, когда речь заходит о правах трансгендерных людей.

Но на самом деле еврейская Библия, если читать его на библейском иврите, дает нам очень подвижную картину гендера. Я имею в виду, действительно подвижную: В Бытии 3:12, Еву называют «он». В Бытии 9:21 Ноя называют «она». Бытие 24:16 — Ребекку называют «юношей». В Бытии 1:27 Адама называют «они».

Да, это удивительно. Есть много других примеров — не из Пятикнижия: в Эсфирь 2:7, Мардохей вскармилвает Эсфирь. Точно так же в Исайе 49:23, будущий царь Израиля будет «выкармливать царей».

Почему Библия это делает? Все это — не опечатки. В древнем мире подвижность гендера была признаком цивилизованного человека. Такой человек был больше похож на Бога. В Месопотамии и Египте боги обладали подвижным гендером, а люди считались отражением богов. Израильский идеал «кормящего царя» основывался на реальной личности: женщине по имени Хатшепсут, которая после смерти мужа, фараона Тутмоса II, надела ложную бороду и взошла на трон, став одним из величайших фараонов Египта.

Израильтяне взяли трансгендерные образы из окружающих культур и впряли в собственные священные тексты. Четырехбуквенное имя Бога, называемое Тетраграмматоном — YHWH, на самом деле не произносилось как «Иегова» и вряд ли произносилось как «Яхве». Зато это имя можно прочесть в обратную сторону (HWHY), что читается как «ху/хи» — «он/она» в переводе с иврита. Вопреки всему, во что мы верим. Бог Израиля — Бог трех самых крупных монотеистических религий в мире — мог пониматься своими первыми последователями как божество, обладающее двумя гендерами.

Сейчас мы знаем, что гендерная идентичность, как и сексуальная ориентация — спектр, а не бинарность. Некоторые из нас меньше соответствуют гендеру, приписанному при рождении, некоторые — больше. Некоторым удобны оба, некоторым — ни один. Некоторые двигаются по протяженности гендера.

Сейчас для кого-то может стать сюрпризом, что исследователи гендера не считают его простой бинарной категорией. Но тысячи лет назад люди знали правду, которую мы забыли. В судебных делах, административных решениях, поп-культуре перед нами разворачивается история изменений. Но за юридической драмой лежит реальность человечества: гендер — не бинарная категория и никогда такой не был.

Гендер, как сказала бы моя сестра Пола, похож на музыку: у каждого из нас есть тональность и свой диапазон. Мы можем настраиваться на себя и на других, и через это создавать гармонию.

По материалам The New York Times от 13 августа 2016 года
Автор: Марк Самет (Mark Sameth)
Подготовлено специально для Nuntiare.org

Еще на эту тему: