Я не помню, чтобы в подростковом возрасте я сознательно признавал свое влечение к мужчинам. Я точно испытывал его, я знал это так же точно, как то, что я не испытывал влечения к женщинам, но все, что я слышал о геях, я слышал в церкви. Я слышал, что они безбожники, их нельзя спасти, и они хотят уничтожить цивилизацию — поэтому я, хороший христианский мальчик, точно не мог быть одним из них.

К тому моменту, как я пошел в колледж, я уже не мог отрицать того, что я слишком сильно заинтересован в моих друзьях и знакомых-мужчинах, и что я не испытываю того, что они, когда смотрят на женщин, которыми был так занят их разум. Но я объяснял себе, что у меня просто «фаза», и что вместо того, чтобы реализовывать свои влечения, я могу просто дружить с мужчинами. Я никогда не сомневался, что в итоге я женюсь и буду растить семью, хотя перспектива женитьбы была для меня странно утилитарной.

К двадцати пяти я наконец-то достиг той точки, в которой я больше не мог отрицать очевидного. Некоторое время я провел, пытаясь узнать больше о проблеме моей сексуальности, но в те времена в Интернете было мало сведений. В тех материалах, которые я нашел, говорилось, что нельзя быть геем и христианином одновременно.

Я не хотел вести жизнь, в которой были бы только краткие и беспорядочные сексуальные контакты (а это казалось мне единственной альтернативой), поэтому пошел на программу «Живая вода». Это была маленькая группа. Для меня возможность говорить о своих скрытых (даже от себя) чувствах стала подарком свыше.

Оглядываясь назад, я могу сказать, что нуждался в той группе. К сожалению, она оставила у меня впечатление, что я вот-вот начну возвращаться к моей «естественной гетеросексуальности». Но было и хорошее — например, мне пришлось столкнуться с рядом проблем, касающихся моих отношений с отцом и отчимом. Процесс исцеления, который я пережил, сделал меня более цельным, хотя все еще испытывающим влечение к мужчинам. Я погрузился в программу с головой, а заодно прочел все христианские книги об этой проблеме, какие только мог найти.

В тот же период я близко подружился с несколькими мужчинами, и это тоже было очень хорошо, хотя я и думал, что это приближает меня к «естественной гетеросексуальности». В итоге я влюбился в одного из этих друзей (хотя несколько лет я не мог признать этого). Мне было очень больно, когда он и еще два члена нашей группы друзей женились и переехали.

Столкнувшись с болью потери, я предпочел замкнуться в себе и ограничить контакты с миром. В тот период я пошел на другую программу, которая работала с сексуальными зависимостями в целом (а мне казалось, что именном этим является моя гомосексуальность), но она тоже не сделала меня более гетеросексуальным.

Тогда я пришел в местное служение «Исхода». Эта программа была другой: она была менее формальной и меньше фокусировалась на смене ориентации, но я все равно решил попробовать. В атмосфере этого служения я был вынужден столкнуться с гневом, который я испытывал к Богу (из-за своей неудачи измениться и из-за того, что я лишился друзей). Только позволив себе испытать этот гнев, я впервые смог бы по-настоящему честен с Ним.

В результате этого процесса я смог услышать, что Бог любит меня таким, какой я есть, вне зависимости от того, смогу ли я когда-нибудь полюбить женщину. Свобода, которая пришла с этим осознанием, дала мне возможность критически посмотреть на то, что мне говорили о гомосексуальности. Чем больше я изучал то, что узнал в «Исходе» и в церкви, тем лучше я начинал видеть, насколько сильно их дело строится на ложных предпосылках, стереотипах, устаревших теориях.

Конечно, это не конец истории, но это — точка отсчета для периода моей жизни, который можно назвать периодом цельности и взросления. И историю об этом я расскажу в другой раз.

По материалам Beyond Ex-Gay

Еще на эту тему: