ЛГБТ-служение "Nuntiare et Recreare"

Каждый имеет право исповедовать любую религию независимо от своей сексуальной ориентации и гендерной идентичности.

Виднейший богослов и функционер РПЦ МП расписался в богословской безграмотности?

alf-131На днях председатель Отдела внешних церковных связей Московского Патриархата митрополит Волоколамский Иларион (Алфеев), обладатель докторской степени по богословию Оксфордского университета, комментировал своё выступление на Всемирном Совете Церквей околоцерковному журналу «Фома».

Как говорят разные источники, выступление г-на Алфеева было самым «обсуждаемым», поскольку он «не побоялся раскритиковать либеральные установки современного секулярного мира». В действительности же в своей речи представитель РПЦ МП разразился традиционной гомофобной тирадой. Ничего нового. Всё как всегда. Только на аудиторию в 2000 человек…

Русские православные не очень то жалуют ВСЦ и экуменизм, считая его то ли ересью, то ли сатанинским соблазном. В общем очередные фундаменталистские страхи потери идентичности. Поэтому церковным чиновникам-политикам приходится оправдываться-разъяснять, мол, «нет, не продали мы православие, а свидетельствуем о его истине этим заблудшим протестантам, авось кто покается…».

Вот и на сей раз, г-н Алфеев оправдываясь перед лицом церковных консерваторов-фундаменталистов говорил всё те же речи. Только вот заговорился виднейший патриархийный богослов современности: завалился на простейшем вопросе — многообразие форм брачного устройства в Библии. Говорит «брак – это союз мужчины и женщины. Никаких альтернативных форм брака Библия не знает». Не уточняет, правда, сердешный митрополит, что количество женщин в этом самом «библейском браке» могло быть весьма различным (достигающим нескольких сотен женщин для одного мужчины). И не уточняя, что инцестуальные отношения между отцом и дочерьми (например, Лотом) — вполне библейская модель. И забывая, что отдать за муж за другого мужчину свою жену (правда если этот другой мужчина — фараон, а отдающий свою жену — Авраам, считающийся у христиан «праведником») — тоже в пределах «нормы». Да и ещё много о чём позабыл досточтимый доктор богословия…

Для тех, кто интересуется «как там было на самом деле» рекомендуем прочитать статью историка религии Карен Армстронг «Не такие уж «священные узы брака»«.

А ниже приведём фрагмент интервью г-на Алфеева.

– Владыка, Вы заранее знали, что «разворошите улей» своим выступлением?

– Я очень хорошо представляю атмосферу Всемирного совета церквей, знаю настроения людей и примерный расклад сил. Одно из слабых мест ВСЦ заключается в том, что расклад сил в христианском сообществе представлен здесь не вполне адекватно. Например, самая крупная христианская Церковь – Римско-Католическая, которая в нравственном плане стоит на достаточно консервативных позициях – здесь почти совсем не представлена. Очень громкий голос на ВСЦ всегда звучит со стороны протестантов Севера и Запада, но вот протестантские церкви Юга – в частности Африки и Ближнего Востока– представлены недостаточно. Дискуссия после моего выступления показала, что большинство членов Всемирного совета церквей, несмотря на преобладающую либеральную повестку дня, стоят на консервативных позициях в нравственных вопросах. Например, делегат от одной протестантской церкви Конго сказала, реагируя на мой доклад, что вся Африка разделяет нашу позицию по поводу семейной этики и недопустимости приравнивания однополых союзов к браку. А вся Африка – это немало, целый континент. Ближний Восток также поддерживает эту позицию. Митрополит из Египта говорил от лица Дохалкидонских Церквей – и они с нами согласны. Поэтому, думаю, у нас достаточно широкая поддержка во Всемирном совете церквей. Нашу позицию по нравственным вопросам разделяют две трети не православных членов ВСЦ. Но все же нельзя забывать и о либеральных голосах – это прежде всего церкви Западной Европы и Скандинавии, а также часть американских церквей. Надо учитывать, что они являются главными донорами совета – оказывают ему основную финансовую поддержку. В этом плане у них здесь традиционно очень сильная позиция.

– Какой смысл тогда в работе Русской Православной Церкви на ВСЦ? Ведь западные «либеральные» церкви все равно не признают свою неправоту. Вы готовы идти с ними на компромисс?

– Мы никогда ни с кем не идем на компромиссы. Но давайте вспомним евангельскую притчу о сеятеле. Когда мы бросаем семя, мы никогда не знаем, упадет ли оно на каменистую почву, или в терние, или птицы его поклюют, или оно упадет на плодородную почву. В зале пленарных заседаний ВСЦ было около 2000 человек, и, думаю, среди них немало тех, чье сердце является как раз плодородной почвой. Они унесут сказанное в свои церкви, расскажут о том, что слышали. Вы сами видели, что многие подходили ко мне и благодарили за выступление (поднятых голубых табличек несогласия во всем зале было и вправду всего пятнадцать-двадцать – прим. авт.). При этом несогласные будут всегда, и мы это знаем заранее. Но я никогда не стараюсь подстраиваться под чужой стиль, под чужие стандарты. Я знаю, что мне дано пятнадцать минут и их надо использовать. Ведь когда еще представится возможность (и представится ли вообще?) высказаться на такую аудиторию? Я считаю, что голос Церкви должен быть пророческим, он должен говорить правду, даже если эта правда неполиткорректна и не соответствует современным секулярным либеральным стандартам, что и происходит сейчас. В этом смысле наше свидетельство на ВСЦ требует определенной смелости, готовности услышать критику и ответить на нее, но также требует доброжелательности. Мы не можем просто «бичевать пороки». Мы должны говорить людям о правде Божьей, но говорить с любовью и уважать их позицию до тех пор, пока эта позиция не расходится в Евангелием.

– Делегат от методистской церкви Африки Вам все же возразила. По ее словам, однополые браки не такая страшная проблема, страшнее то, что подростки совершают самоубийства, когда осознают свою нетрадиционную ориентацию и думают, будто их за это осудят, а Церковь, критикуя гомосексуализм, вроде как способствует такому осуждению. Что Вы готовы ответить?

— Это две совершенно разные темы, которые нельзя смешивать. Насилие в семьях, подростковые самоубийства и многие другие социальные бедствия, которые свойственны и нашей стране, и странам третьего мира, и так называемым развитым странам, – все эти проблемы требуют внимания Церкви. Но одно не исключает другое, и одно не связано с другим напрямую. Мы не говорим, что другие проблемы не надо решать. Но есть то, что угрожает христианской цивилизации как таковой. Мы говорим об основах семейной этики, о том, что Церковь призвана защищать семью такой, как она описана в Библии, что Библия – наша общая вероучительная основа.

– А протестанты говорят, что Библию можно по-разному интерпретировать…

– Это так. Даже святые отцы по-разному интерпретировали отдельные места и притчи из Священного Писания. Но в Библии есть то, что исходит из уст Божьих, – божественные заповеди. В них нет никакой амбивалентности. В них все сказано просто и прямо. Это касается в том числе и того, что брак – это союз мужчины и женщины. Никаких альтернативных форм брака Библия не знает. Если мы перетолковываем что-то, что сказано предельно прямо и однозначно, то это уже не интерпретация, а искажение, сознательное искажение библейского учения. Некоторые протестанты обижаются, когда мы утверждаем, что они не имеют права перетолковывать Библию. Да, мы считаем, что никто не имеет права интерпретировать в противоположную сторону то, что сказано вполне определенно.

Источник ОВЦС.

, , ,