ЛГБТ-служение "Nuntiare et Recreare"

Каждый имеет право исповедовать любую религию независимо от своей сексуальной ориентации и гендерной идентичности.

Георг Кречмар. Служение женщины в Церкви

senn-ordination«Но когда пришла полнота времени, Бог послал Сына Своего (Единородного), Который родился от жены…» (Гал 4:4). Так описывает апостол чудо Рождества. И поскольку Сын Божий есть Бог, Бог отныне и во веки веков, то наименовали отцы Древней Церкви Марию, мать Иисуса, Богородицей — Матерью Божьей. Реформаторы утвердили это высказывание как соответствующее Писанию. В Евангелии от Иоанна повествуется, что пасхальная весть о Воскресении впервые прозвучала из уст женщины, Марии Магдалины — Мирьям из деревни Магдала на Генисаретском озере (Ин 20:17). Мы произносим имя матери Иисуса каждый раз, когда свидетельствуем нашу веру и когда говорим о воскресении Распятого. В пути Иисуса также сопровождали женщины. Однако здесь речь идет не о служении в Церкви, а об основе Церкви.

Согласно исповедальным книгам нашей Церкви, основополагающим служением в Церкви — служением духовным, требующим ординации, — является проповедование Евангелия, или, говоря иначе, Слова Божьего, и преподание Святых Таинств (Аугсбургское вероисповедание 5; 7; 14; 28,3). На этом основывается единство Церкви, и это служит упрочению веры. Реформаторы придерживались древней традиции, полагая, что для этого служения могут быть ординированы только мужчины. Однако они не исключали, что женщины могут быть способны проповедовать Слово Божье. При толковании высказываний в посланиях апостола Павла, которые мы сейчас будем рассматривать, Мартин Лютер и Иоганнес Бугенхаген делали дополнение. Оно заключалось в следующем: конечно, женщины должны взять на себя такое служение при отсутствии мужчин или в чисто женских сообществах, как, например, в монастырских сестричествах. А одно из святых Таинств, в соответствии с ранними церковными порядками лютеран, препоручалось однозначно в руки женщин: за крещение новорожденных младенцев особую ответственность несли акушерки. Но право духовного служения мужчины оставляли за собой, обоснование этому — в том числе и реформаторы — видели в Священном Писании.

Естественно, что в Новом Завете не содержится запрета на ординацию женщин. И потому всегда указывали на состав коллегии апостолов. Однако в рассмотрении нашего вопроса это мало может помочь. К тому же число «двенадцать» — прежде всего указание на двенадцать колен Израилевых, то есть 12 сыновей Иакова. Собрание двенадцати как зачатка нового народа Божьего есть основа Церкви, так же как и путь Иисуса, и вовсе не является моделью устава, иначе получить благословение на служение в Церкви могли бы только люди еврейского происхождения.

Непосредственной причиной тому являются высказывания о служении женщины в посланиях апостола Павла. Рассмотрим их более внимательно. В Первом послании к Коринфянам апостол дважды пишет о позволении женщинам говорить на богослужениях. В первом отрывке (14:33-36) говорить женщинам в общем и целом запрещается; во втором (11:2-16) подчеркивается, что женщина должна покрывать голову, если она молится или «пророчествует». Пророчествовать, согласно 14:27-33, означает понятно говорить, в отличие от говорения на незнакомом языке, то есть это примерно соответствует нашим проповедям. Объединить вместе эти два высказывания весьма трудно.

Было предложено считать отрывок 11:2-10 написанным для незамужних женщин. Они должны молиться и проповедовать, если их к этому призывает Бог. Замужние женщины уже не имеют на это права; им следует держаться своих мужей, на них распространяются слова из 14:33-36. Однако это представляется мало убедительным. Другим вариантом решения является предположение, что в отрывок 14:33-36 были внесены дополнения задним числом. Такое вполне возможно. Так, в самых древних рукописях Евангелия от Иоанна целиком отсутствует рассказ об Иисусе и блуднице (Ин 7:53-8:11). Он был вставлен лишь позже, однако для нас является частью Святого Писания. Таким же образом мы должны попытаться понять оба высказывания в Первом послании к Коринфянам. Тогда при ближайшем рассмотрении будет ясно, что в отрывке 14:33-36 рассматривается особая ситуация, даже лучше сказать, особая практика проведения богослужений, которая нам уже незнакома. В синагогах проводились и проводятся ученые беседы мужчин, в которые женщины не должны вмешиваться. Если же у них появляются вопросы, то спрашивать им следует в семьях. Это согласуется с общим контекстом, где говорится о том, что не позволяется мешать при молитве и проповеди непонятным говорением на языках. Более того, по древней иудейской практике, в богослужении активное участие могут принимать только мужчины. «Бог не есть Бог неустройства, но мира» (14:33).

В обоих Посланиях к Тимофею ситуация вновь иная. Здесь речь идет не о позволении или запрете «говорить» или «молиться и пророчествовать», но «учить». Такое учение позволяется женщине в семье (1 Тим 5,4; 2 Тим 1,5), но запрещается на собрании общины (1 Тим 2:11-15). Причиной указывается история о сотворении мира и грехопадении. Складывается впечатление, что община подвергается угрозе из-за того, что женщины хотят вырваться из-под порядка Божьего. Этот порядок указывает женщине на подчинение мужу в браке и семье. Апостол написал в Послании к Галатам смелые слова: «Нет уже Иудея, ни язычника; нет раба, ни свободного; нет мужеского пола, ни женского: ибо все вы одно во Христе Иисусе» (3:28). Это можно неправильно понять, как если бы Церковь уже жила в Царстве Божьем. И тогда брак и семья являлись бы остаточными явлениями старого, преодоленного мира. Противоречат этому другие, не менее смелые слова о спасении женщины «через чадородие, если пребудет в вере и любви и в святости с целомудрием» (1 Тим 2:15). Это «пребудет» относится как к матери, так и к ее детям. Подобно этому мнение о епископе составляют по тому, как он, глава семейства, воспитал своих детей (1 Тим 3,4).

Такие важнейшие высказывания требуют толкования. Вера в Евангелие и принятие святых Таинств не знает различий между мужчиной и женщиной. Однако этот мир будет и доныне держаться благодаря различию между мужчиной и женщиной; они зависят друг от друга именно в сипу своих отличий, и их общение следует воспринимать как дар Божий. Непреложно, однако, и то, что женщина, не имеющая детей, может спастись.

Здесь следует отметить, что значительные решения, как правило, становились результатом разногласий между христианами. Собрание апостолов, несмотря на сопротивление большой части общины Иерусалима, решило, что верующие язычники и без обрезания могут принадлежать к богоизбранному народу (Деян 15:1-19). Когда в Антиохии начался спор между апостолами Петром и Павлом о том, как следует соблюдать заповеди о принятии пищи, написанные в Ветхом Завете, Церковь признала правоту Павла (Гал 2). Церковь не поддержала мнение о том, что для женщины-христианки только в семье может быть единственное угодное Богу место, ибо женщина может следовать Слову Божьему, призывающему человека к безбрачию (Мф 19:12). Вместе с тем указания апостолов не становятся менее ценными. Сегодня встречаются ситуации, когда христиане, ссылаясь на христианскую свободу, переоценивают свои границы и пренебрегают волей Бога-Творца.

Что следует из посланий Павла? Мысль о том, что женщина принципиально не может или не вправе проповедовать, однозначно исключается в Первом послании к Коринфянам (11:2-16). Дух Божий может снизойти на нее для исполнения этой задачи. Мысль о том, что женщине позволяется учить только в своей собственной семье, сегодня не поддерживается ни одной значительной христианской Церковью, в соответствии с указаниями апостолов. В Русской Православной Церкви, в Римско-католической Церкви, а также в Лютеранской церкви есть профессоры-женщины. Чем иным занимается профессор, как не «учит»?

В обоих посланиях к Тимофею ординация означает возложение поручения и полномочий нести далее апостольское учение. Однако впоследствии этот акцент меняется. В одном очень древнем Церковном уставе, принятом примерно в 200 году от Р.Х., установлено, что «рукоположение», то есть ординация, проводится в связи с литургическим служением. Поэтому диаконы, пресвитеры (священники) и епископы ординируются (Прим.). Таким образом, речь идет о полномочии на благословение и преподание Святого Причастия.

В будущем это станет центральной частью служения руководства общины. Однако в Новом Завете эта тема не затрагивается. Нигде не говорится также и о запрете женщине на преподание Святых Таинств. В первом Послании к Тимофею (3:11) речь идет о женщинах-диаконах, и это служение всегда являлось задачей христианок. В Древней Церкви, по меньшей мере на Востоке, было широко известно служение диаконис. Позже оно, однако, прекратилось.

Во времена ранней схоластики в богословии, проистекающем из Парижа, распространяется убежденность в единстве священнического служения; несмотря на многочисленные ступени, существует только одно таинство ординации. Это важный вывод, который был воспринят и более детально изучен в ходе Реформации. Суть его состоит в том, чтобы через служение Словом Божьим и Его Таинствами объединить уверовавших людей в народ Божий. Однако следствием этого вывода является следующее: если женщина может быть благословлена как диакон или диакониса, то тогда она может стать и священником, и епископом. Эту границу не преступили и реформаторы. Мы не должны здесь домысливать путь Божий и Его Церкви в согласии с церковным священством, дополняя его новыми выводами и опасными трактовками. Речь идет только об одном вопросе: как и где в Святом Писании обоснован отказ женщинам в рукоположении.

Поэтому, если мы еще раз посмотрим в Новый Завет (помимо указанных посланий апостола Павла), то увидим, что женщины занимаются различным церковным служением. Конечно, они не входят в круг «двенадцати», но они сопровождают Иисуса и его учеников. Они ведут миссионерскую работу в молодых христианских общинах, как, например, супруги Акила и Прискилла, причем апостол Павел постоянно в своих посланиях первой называет женщину (Рим 16:3; 1 Кор 16:19; 2 Тим 4:19; Деян 18:2,36). Длинный список приветов в конце Послания к Римлянам начинается с диаконисы Фивы и затем продолжается именами сотрудников и сотрудниц, среди которых Андроник и Юния, по всей видимости, супруги, христиане из иудеев, «прославившиеся между Апостолами и прежде меня еще уверовавшие во Христа» (16:1-16).

Разве женщина, причисленная к апостолам, проповедовала не Христа? В некоторых посланиях Павла служение женщины представляется проблематичным. В одном отрывке объявляется обязательным условием действие Духа, в другом — запрещается вмешательство женщины в ученую беседу мужчин. Послания к Тимофею — очевидное сопротивление тому, чтобы женщина вырвалась из своей роли, предписанной ей Творением и грехопадением, и вела себя, как мужчина. Повсюду речь идет о праве или запрете женщине говорить на богослужении; нигде не говорится о преподании Таинств.

Это не является основанием утверждать, что Священное Писание единодушно запрещает ординацию женщин. В Библии известно о служении диаконис, но ничего не говорится о том, были ли они благословлены. Исключение их из священнического служения является результатом более позднего развития.

Но все же отстранение женщин от права вести священническое служение является традиционным на протяжении более тысячи лет. Как следует Церкви относиться к этому? Она может быть уверена, что если Божий Святой Дух и не сможет охранять ее от всех заблуждений, то все-таки приведет к истине и верному пониманию Святого Писания (Ин 16:3). Однако как Он это творит? Через изучение Писания и через познание Церкви посредством Духа и Писания.

В Новом Завете, например, нет прямого ответа на вопрос, может ли Церковь крестить несовершеннолетних детей. Поэтому баптисты и сегодня могут утверждать, что наше крещение детей не является настоящим крещением. Еще Мартину Лютеру в свое время пришлось столкнуться с людьми, разделяющими подобное мнение. Он аргументировал истинность лютеранского Таинства, ссылаясь на суть Святого Крещения, а также и на опыт Церкви: все великие отцы средневековой Церкви — и здесь Мартин Лютер назвал несколько имен — были крещены в малолетнем возрасте. Они стали благочестивыми отцами Церкви, и это указывает на то, что Господь подтвердил их крещение.

Чтобы ответить на поставленный в статье вопрос, оглянемся на путь нашей собственной Церкви. То, что общины пережили времена преследований и репрессий, стало возможным лишь благодаря сестрам, которые были готовы взять на себя руководство общинами и, прежде всего, проведение богослужений. Не было мужчин, и Господь благословил служение сестер. Это полностью соответствует тому, о чем писали еще реформаторы относительно ограничений в первом послании к Тимофею. Продолжая мысль, вспомним, как в тяжелые времена мы терпим нужду и используем что-то, и считаем это возможным, а затем, по окончании бедствий, вновь убираем это ставшее ненужным, некогда спасшее нас нечто. Вероятно, так думает наша братская Церковь Ингрии. В трудной ситуации и у них женщины взяли на себя руководство общинами. Однако же теперь возвращается старая практика. Мы всегда будем уважать решения братской Церкви, но мы пошли иной дорогой, нет: нас повели иной дорогой. Через познание лишений Божий Святой Дух открывает перед нами Писание и дает нам осознание, что никто из апостолов не давал запрета на благословение женщин. Мы не используем для названия должности благословленных женщин слова диакониса или диакон-женщина, как они именуются у апостола Павла, мы называем их проповедницами. И если мужчины-проповедники получают благословение, то как можем мы отказать в благословении Божьем женщинам, которые исполняют такое же служение? И если женщины, сестры, могут быть благословлены на священническое служение как проповедницы, то тогда нет никакой причины, отказывать им в другом служении. К тому же, у нас нынче недостаточно мужчин, которые могли бы взять на себя служение женщин во всех наших общинах. Однако это суждение, вынесенное из практического опыта, нуждается еще в осмыслении в свете всего Евангелия.

Потому зададимся еще раз вопросом: можно ли на долгое время нарушить древнюю традицию Церкви? Вероятно, для Церкви, несущей отпечаток Реформации, это несколько странный вопрос. Однако сегодня многим Церквям, и в том числе нам, нужно учиться отходить от древнего образа мыслей. К тому же надо учитывать глубоко в нас сидящий антииудаизм. Апостол Павел ясно пишет о том, что Бог не отверг Свой изначально избранный народ: «Ибо дары и призвание Божье непреложны» (Рим 11:29). За многие столетия Церковь почти забыла об этом. Это дар Духа Божьего — Он учит нас лучше понимать Писание. Это распространяется как на наше отношение к еврейскому народу, так и на служение сестер в нашей Церкви. Вправе ли мы запретить Богу даровать нам познание Его Слова, чего не имели наши отцы и матери?

Но как нам обрести уверенность в том, что мы не заблуждаемся? Коринфянам, которые вновь и вновь сомневаются в апостоле Павле, он указывает на них самих, на действительность общины, которую он сам основал: «Вы показываете собою, что Вы — письмо Христово, чрез служение наше написанное не чернилами, но духом Бога живого, не на скрижалях каменных, но на плотяных скрижалях сердца» (2 Кор 3:3). Так и истинность и сила призвания сестер к духовному служению в церкви проявляется в реальности верующих общин, ведомых ими.
Мы можем лишь возблагодарить Господа за служение этих сестер как дар Его Святого Духа. Дары Святого Духа — это дары по вере. Их нельзя навязать насильно, их можно только предложить и затем ждать благодарного отклика общин. До сей поры в нашей Церкви именно так и было. Поэтому молодым сестрам, которые учатся и готовятся к викариату, или, уже по его окончании, ждут ординации, мы можем придать мужества и уверенности: Господь нуждается в вас. Божий Святой Дух ждет вашего служения.

Автор: Георг Кречмар — доктор теологии, Архиепископ Евангелическо-Лютеранской Церкви России
Источник: «Вестник», № 4, 2002.

Примечание:
Апостольские постановления, кн. 10. Этот древний Церковный устав часто приписывают Ипполиту Римскому, что представляется сегодня сомнительным. Однако он остается важным документом о пути ранней Церкви

, , , , ,