ЛГБТ-служение "Nuntiare et Recreare"

Каждый имеет право исповедовать любую религию независимо от своей сексуальной ориентации и гендерной идентичности.

«Если Бог не ошибается, почему он создал тебя трансгендерным?»

Транс-флаг

Транс-флаг

Каждый раз, когда я рассказываю свою историю религиозным людям, они задают этот вопрос. Я жду его. Мне страшно. У меня все еще нет достойного ответа.

Что же это за вопрос?

«Если Бог не ошибается, почему он создал тебя трансгендерным?»

Оххх… Даже не знаю, с чего начать.

С одной стороны, меня тянет сказать: «Не знаю. Мне плевать». В основном из-за того, что этот вопрос никогда не кажется мне искренним. Это как будто способ сказать, что я не тот, за кого себя выдаю. Но все-таки, что бы вы не думали о трансгендерных людях, мы существуем. Я один из них.

Поэтому я что-то бормочу, прочищаю горло, пытаясь одновременно найти достойный и при этом понятный ответ.

Есть ответ, который, как мне кажется, не слишком-то хорош (хотя, каюсь, я отвечал так на ранних этапах перехода): в мире много всего плохого — рак, смерть, насилие, война. Все это происходит не из-за ошибок Бога, а из-за того, что мир не такой, каким должен быть.

Почему такой ответ теперь кажется мне плохим? Дело в том, что все эти вещи — рак, смерть, насилие — безусловно ужасны. Они без сомнения плохие и отвратительные. Я что, приравниваю трансгендерность к подобным вещам? Сейчас меня тошнит от такой идеи. Такой ответ делает трансгендерность какой-то патологией. Уязвимостью. Тем, от чего нужно избавиться. А в мире полно тех, кто пытается избавиться от людей с транс-идентичностями. И мы не должны сами подбрасывать ветки в их огонь.

Есть и другой ответ. Он чуть получше, но все равно мне не нравится: ну, в мире полно неидеальных вещей, которые происходят не к лучшему. Мне больше нравится такой ответ, потому что он признает: быть трансгендерным человеком — часто очень сложно. Многим из нас сложно примириться с этим. С трансгендерностью связаны стресс и травмы. Некоторые не хотят быть трансгендерными (что чаще всего значит: мы бы хотели родиться такими, чтобы все признали наш настоящий гендер). Но, увы, этот ответ тоже патологизирует трансгендерность. Отвечая так, я будто говорю: нас нужно жалеть.

А еще такой ответ замалчивает правду обо мне: из-за трансгендерности я стал лучшим человеком. Из-за трансгендерности я стал лучшим мужчиной.

Родись я цисгендерным мужчиной, моя жизнь была бы совсем другой. Понимаете, я родился в фундаменталистской семье. С детства у меня было призвание к пасторскому служению, у меня всегда были лидерские навыки. Родись я цис-мужчиной, и эти способности бы развивали. У меня было бы все, что я хотел — и мне не пришлось бы почти ничего делать для того. Я не сомневался бы ни в вере, ни в своем месте в церкви. Мне бы преподнесли все блюдечке. Мне было бы легко.

Но я учился в сложностях. Собственные сложности заставили меня задуматься о париях и маргиналах, привели меня ближе к сердцу учения Христа. Я сомневался в своей вере — и теперь она моя. Ее не дали мне, нет, я испытывал и укреплял ее, и в борьбе она стала прекрасной.

Мой путь научил меня эмпатии, состраданию. Открыл глаза на угнетение и систематическую несправедливость. Понял бы я это, будь я цисгендерным мужчиной? Возможно. Но маловероятно.

Так хотел бы я родиться цисгендерным мужчиной? Да. И нет. И да. И нет.

Итог: это я. Я такой. А моя вера сильна.

Ошибается ли Господь? Может быть, он хотел, чтобы я родился трансгендерным, потому что Он хотел, чтобы я понял то, что понимаю, и был тем, кто я есть.

С этим ответом я могу жить.

По материалам Shannon T. L. Kearns
Подготовлено специально для Nuntiare.org

Еще на эту тему:

Facebook Comments


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *