ЛГБТ-служение "Nuntiare et Recreare"

Каждый имеет право исповедовать любую религию независимо от своей сексуальной ориентации и гендерной идентичности.

Христиане-пацифисты — не трусы

Карл Фредрик Рёйтерсвэрд. Ненасилие

Карл Фредрик Рёйтерсвэрд. Ненасилие

Я последователь Иисуса из Назарета, а следовательно, христианин и пацифист. Я отказываюсь использовать насилие против своих врагов, отказываюсь намеренно причинять им вред каким бы то ни было образом, даже если они причиняют вред мне. Я буду любить своих врагов, умру за них, но никогда не стану их убивать.

Я не понимаю, как можно быть христианином и не быть пацифистом. Иисус жил ненасильственной жизнью (см. Евангелия), учил последователей ненасилию (почитайте пятую главу Матфея или шестую Луки); и Иисус, и авторы Нового Завета говорят, что мы должны следовать примеру Иисуса, даже если в результате страдаем (Иоанн 13:15, 1 Петра 2:21, 1 Иоанна 2:6). Я не настолько категоричен как Иисус, но он всегда говорил: приверженность ненасильственной любви ко врагам — необходимое требование, чтобы быть детьми Божьими.

Быть христианином и одновременно отрицать ненасильственную жизнь — все равно, что сказать «Я сторонник партии власти и поддерживаю маленькие расходы на армию и проведение абортов по требованию женщины».

Это будет просто парадоксально и даже бессмысленно — так же как утверждать, что ты христианин и оправдываешь насилие.

Часто те из нас, кто приняли решение следовать примеру Иисуса встречаются с очень жесткой критикой, в том числе и от христиан. Чаще всего последователей Иисуса называют трусами.

Трус. Трус. Трус.

Меня так часто называли трусом…

Почему-то желание сохранять жизнь и не участвовать в смерти делает людей трусами. Отказ взять ружье, прицелиться в человека и спустить курок почему-то делает меня трусом.

Они говорят, что должен быть храбрым и бесстрашным.

Оставим в стороне богословское предписание жить ненасильственно и сфокусируемся на том, что говорят христиане-милитаристы: христиане-пацифисты — трусы.

Давайте посмотрим, правда ли это.

Трус — человек, легко поддающийся чувству страха. Тот, кому не хватает храбрости совершать или выдерживать опасные и неприятные вещи.

Простите, дорогие, но это — не описание христианина-пацифиста. Христианин-пацифист не боится боли или опасности — более того, христиане-пацифисты часто выдерживали и опасность, и боль, и даже умирали, чтобы следовать за Иисусом.

Трусы? Как вы назовете человека, который умрет за незнакомца, которого никогда не видел?

Быть христианином-пацифистов — это храбро, а не трусливо.

Это — дорога для тех, кто готов следовать тому, что сказал Иисус: «ибо кто хочет душу свою сберечь, тот потеряет ее, а кто потеряет душу свою ради Меня, тот обретет ее».

Иисус сказал, что величайшая любовь — умереть за других. Потому христиане-пацифисты — не трусы. Это те, кто привержены той любви, которая, по словам Христа, больше любой другой на земле.

Что же о христианах-милитаристах? Они поддерживают военную машину, потому что «боятся опасности» — а это уже входит в определение труса. Кроме того, они поддерживают убийство — вместо того, чтобы отдавать жинь за других.

Я христианин-пацифист не потому, что это легко — это не легко. Когда я принимал решение следовать за Христом, я знал, что могу умереть из-за этого.

Приверженность ненасилию небезопасна, она начинается с того, что человек принимает решение, что он готов в будущем умереть за кого-то, если это потребуется. И это — очень храброе решение.

По материалам Patheos
Автор: Бенджамин Л. Кори (Benjamin L. Corey)
Подготовлено специально для Nuntiare.org

Другие тексты этого автора:

Facebook Comments


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *