геи афганистан
Немат Садат, первый афганец, сделавший камин-аут

Ахмад выглядит как типичный кабульский подросток. Он ходит в школу, проводит время с друзьями, живут с родителями.

Но у него есть секрет: он гомосексуал. Если этот секрет раскроется, Ахмада могут посадить в тюрьму или убить.

Гомосексуальность — табуированная тема в Афганистане, консервативной стране. Многие считают, что гомосексуальность — это аморально и полностью противоречит исламу. Геев могут посадить в тюрьму, их может убить собственная семья.

«Гомосексуальность считается тут болезнью», — рассказывает Ахмад. Он предпочитает не раскрывать своего настоящего имения. — «Считается, что это грех, и многие думают, что гомосексуалов надо убивать».

Ахмад боится раскрывать свою сексуальность родителям и друзьям. Семья ждет, что он женится и будет следовать традиционным общественным нормам.

«Я понял, что я гей, когда мне было лет пятнадцать, — рассказывает Ахмад в телефонном интервью. — «Все мои друзья говорили о девочках, а я понял, что девочки мне неинтересны. Я постепенно осознавал, что испытываю влечение только к мужчинам. Это было страшно: я чувствовал себя как инопланетянин, и мне не с кем было поговорить».

Гей-сообщество Афганистана живет в подполье. Люди часто выбирают жить двойной жизнью.

Согласно Human Rights Watch, официальное наказание за гомосексуальность не применялось с 2001 года.

Афганский закон в отношении гомосексуальности достсточно туманен: гомосексуальность законна, но за нее можно наказывать на местном уровне в судах шариата. К тому же, за нее можно наказывать по другим статьям закона: так, секс вне брака наказывается тюремным заключением на срок от 5 до 15 лет. По закону шариата наказанием за внебрачный секс может быть смерть.

«Не могу так жить»

«Если моя семья узнает, меня выгонят из дома, откажутся от меня, — говорит Ахмад. — «И это в лучшем случае. В худшем, семья убьет меня, чтобы восстановить честь и избавиться от стыда, который я на них навлек».

Ахмад рассказывает, что геи встречаются друг с другом в торговых центрах, в парках, в спортзалах. Еще они встречаются в подпольных кафе, на съемных квартирах или просто ночью в машинах.

Ахмад — практикующий мусульманин. Но ориентация заставила его сомневаться в религии. «Я знаю, что гомосексуальность — это против ислама. Но я постоянно спрашиваю себя: почему же тогда Бог создал меня и других такими?» — говорит он.

Ахмад соберается бежать из Афганистана и просить убежища в США. «Я не могу так жить, — говорит он. — «Я постоянно боюсь, я не могу быть собой, не подвергая себя опасности».

Вопреки общественному мнению, гомосексуальность в Афганистане существует, а в некоторых формах даже распространена. Древняя практика «бача бази» — буквально, танцующих мальчиков — распространены среди богатых, наделенных властью мужчин, которые используют мальчиков в качестве сексуальных партнеров. Жертвами часто становятся сироты или мальчики из бедных семей. Часто им не больше десяти лет.

Согласно уголовному кодексу Афганистана, наказанием за «педерастию» — сексуальный акт мужчины с мальчиком — должно быть «длительное тюремное заключение». Но эта статья кодекса почти не применяется.

«Большой ценой»

Немат Садат, афгано-американский ЛГБТ-активист, живущий в Вашингтоне, пытается изменить отношение к гомосексуальности в Афганистане.

Садат родился в Афганистане, но вырос в США. В 2012 году он вернулся в Кабул, чтобы работать в Американском университете в Афганистане.

Год спустя Садат стал первым афганцем, совершившим публичный камин-аут. Но он потерял работу, а власти заставили его покинуть страну.

«Мне пришлось отказаться от должности профессора политологии. Мне угрожали судом и пожизненным заключением или казнью, если я не уеду», — говорит он. — «Этот поступок дался мне большой ценой. Большинство друзей и родственников исключили меня из своих жизней. Они говорят, что, открыв свою сексуальность, я навлек позор на них, на всех афганцев и мусульман».

«Ложная жизнь»

Разак — другой молодой гей. Он живет на Западе Афганистане, в Фарахе.

«Друзья и родственники не знают, что я гей, — говорит он по телефону. — «У меня есть нормальная жизнь, а кроме нее — другая, тайная, которую мне приходится скрывать от всех, кого я знаю».

Разак сейчас в возрасте, когда мужчины обычно женятся. Он говорит, что у него нет выбора: придется соответствовать общественным нормам.

«Мне двадцать один, скоро нужно будет жениться, — говорит он. — «Других вариантов нет. Почти у всех геев, которых я знаю, есть жены. Если тебе тридцать, а ты не женат, люди начнут думать, что с тобой что-то не так. Поэтому мы живем ложной жизнью. Нам приходится».

У Разака были отношения с мужчинам. Он говорит, что встречался с этими людьми в подпольных кафе и гостиницах.

По словам Разака, геи боятся полиции: если полицейские встречают гея, они требуют от него денег или сексуальных услыг. «Нам приходится это делать, иначе они расскажут все родственникам», — говорит он. — «Многие делают вид, что в Афганистане гомосексуальности нет. Но все знают, что здесь есть геи, как и везде».

По материалам Radio Free Europe
Подготовлено специально для Nuntiare.org

Еще на эту тему:

Следите за нашими новостями!

Наша группа VK
Наша группа в Facebook