ЛГБТ-служение "Nuntiare et Recreare"

Каждый имеет право исповедовать любую религию независимо от своей сексуальной ориентации и гендерной идентичности.

Дмитрий Зенченко. Пресвитерское служение женщин: почему это важно

Ordination-Hanna-SchrammПатриархальный подход к «женскому вопросу» предполагает, что поскольку мужчина был сотворен первым, то именно он призван к господству над остальным творением. Женщины не должны притязать на власть в церкви и дома; от жены требуется полное повиновение мужу. Главенство мужчин над женщинами установлено Богом и потому неизменно; оно не зависит от культурных условий среды. Патриархальный социальный уклад отождествляется с порядком, укорененным в природе вещей. Любое усилие изменить этот уклад будет восстанием против Вседержителя и вызовет нечестивые нравственные последствия в человеческом обществе. Конечно, в таком случае легко можно сделать вывод, что женщина умственно и нравственно уступает мужчине. Нехристиане — от Пифагора до Фрейда — находили женщину несовершенным существом. Практически все религиозные традиции, включая иудаизм, буддизм, христианство и ислам, придерживались подобных воззрений. Двойные стандарты в отношении женщин проявлялись и в ветхозаветные времена[1] и позже.

Но нужно ли удивляться тому, что не все православные сегодня готовы разделять уничижительные для женщин высказывания Иоанна Златоуста или Иоанна Дамаскина, а римские католики — Альберта Великого или Фомы Аквинского? Верующие обнаруживают, что даже там, где существуют формальные запреты на ординацию женщин, христианки фактически могут осуществлять пасторские функции, такие как публичная проповедь, душепопечение и исповедь, крещение, учительство. Наблюдение такого разрыва между запрещением рукоположения женщин и повседневной практикой вызывает недоумение. В последние десятилетия все большее число православных семинарий и университетов приглашает женщин в качестве богословов и преподавателей. Межправославная комиссия, заседавшая на Родосе в 1988 г., предложила возродить институт диаконисс, существовавший в византийской и сирийских церквях. Уже с 1965 г. в Египте, в провинции Бени-Суеф, под окормлением епископа Афанасия существовало сообщество «Дочери св. Марии» (Banat Maryam), занимавшееся образованием и медицинской помощью нуждающимся. В 1981 г. 180 монахинь этого сообщества были посвящены в диакониссы.[2] Исследования, подтверждающие существование не только диаконисс, но и женщин-пресвитеров в ранней церкви,[3] не могут не вызывать вопросов у православных христиан.[4] Встречи православных женщин подтверждают растущее внимание православного мира к поставлению женщин для священнослужения.[5] Традиционная аргументация против хиротонии женщин в пресвитеры[6] уже не удовлетворяет многих верующих, поскольку при тщательном изучении проблемы православные богословы обнаруживают, что богословских препятствий к этому не существует.[7]

С некоторых пор римско-католические авторы также отмечают, что препятствия к поставлению женщин в священный сан не могут быть признаны непреодолимыми.[8] Множество церковных документов подчеркивают равенство мужчин и женщин и значимость каждой человеческой личности. Если исследование истории канонического права в той его части, которая запрещает ординацию женщин, приводит к выводу, что недопущение женщин к церковному служению основывается на их биологической и нравственной неполноценности, то из признания ценности личности женщины должно следовать допущение к ординации.[9] Фактическая неразрешенность ситуации вызывает смущение многих католиков, привыкших полагаться на компетентность учительства церкви. Опросы показывают, что в некоторых странах до 2/3 римских католиков считают возможной ординацию женщин при условии сохранении ими целибата, либо ординацию замужних женщин.[10] Интересно отметить, что во время обсуждения вопроса об ординации женщин на Синоде Церкви Англии в 1992 г. существовало большее согласие относительно возможности поставления женщин среди римско-католических богословов, нежели среди англиканских.[11] Поэтому, несмотря на декларации конгрегации по вероучению, утверждающие недопустимость рукоположения женщин,[12] этот вопрос нельзя считать окончательно решенным. В январе 1997 г. кардинал Йозеф Ратцингер (нынешний папа Бенедикт XVI) заявил, что поскольку запрещение ординации женщин не является догматом веры, те католики, которые поддерживают такую ординацию, не могут рассматриваться как еретики.[13]

Ранние церковные реформаторы продолжали придерживаться патриархального взгляда на отношения между полами. В проповедях и работах, затрагивающих тему семьи и брака, Мартин Лютер не пытался пересмотреть традиционную роль женщины как жены и матери. Он признавал ограниченность женщин в других сферах деятельности. Тем не менее, Реформатор содействовал развитию более почтительного отношения к женщинам, что противоречило моде, принятой в академических кругах. Лютер неоднократно нападал на тех гуманистов, которые презирали женщин как никчемных и низших существ. С его точки зрения, высмеивание тех, кто, как и мужчины, являются носителями образа Божия, являлось богохульством. Крепость и пламенность веры женщин он ставил в пример мужчинам.[14] Поскольку Лютер видел человеческую сексуальность в более положительном свете, чем его римско-католические оппоненты, он оказался более расположен и к тому, чтобы принять равенство женщин и мужчин.[15] В самом деле: вопрос, мучивший добрых христиан в прежние времена — можно ли сохранить чистоту в браке? — остался в прошлом. Защищая брак, лютеране тем самым защищали и женщин. В отличие от Кальвина, не проявлявшего интерес к образованию девочек за рамками катехизиса, Лютер поощрял развитие образования для женщин в областях религии, свободных искусств, языков и истории. Открыв для женщин возможность нести проповедническое служение, Лютер заложил и возможность несения других обязанностей, связанных с пасторским служением, в том числе преподания таинств.[16]

Но в целом ранние реформаторы скорее видели женщин в роли хлопочущей на кухне Марфы, чем сидящей у ног Христа Марии. Более того: если для Лютера подчиненное положение женщин не входило в изначальный замысел Бога, но было несением наказания за грех Евы, то для многих реформаторов главенство мужчин выглядело неизменным божественным установлением. Об этом свидетельствует письмо Жана Кальвина к женщине-прихожанке, которую жестоко избивал муж: «Мы испытываем особенное сочувствие к несчастным женщинам, которых зло и грубо мучают мужья… Тем не менее, мы не находим, чтобы Слово Божие допускало рекомендовать женщине оставить своего мужа, кроме как вследствие необходимости и мы не считаем, что такая необходимость возникает, когда муж грубо обращается и угрожает своей жене, даже когда избивает ее, но только когда существует неизбежная опасность для ее жизни… Мы увещеваем ее к терпеливому несению креста, который счел возможным возложить на нее Бог; и вместе с тем не уклоняться от обязанности угождать своему мужу, которую она имеет перед Богом, но оставаться верной, независимо от обстоятельств».[17] Но не все просто и в отношении Кальвина: например, этот реформатор, придерживавшийся традиционных патриархальных взглядов, рассматривал известное повеление о молчании женщин в церковном собрании не как неизменное божественное правило, но как простой человеческий совет, применимый в определенной ситуации[18]

* * *

Евангелическое представление о священстве, церковном служении и свободе во Христе не во всем сходится с православным и римско-католическим. Вследствие этого многие христиане, принимающие наследие Реформации, смогли перейти к практике рукоположения женщин для пресвитерского служения[19] Такое решение не было простым: с одной стороны, мы дерзаем расстроить наших партнеров по межцерковным собеседованиям, с другой — решаемся презреть волю Божию. Что серьезнее: прослыть союзниками феминистов или отказаться признать образ Христов, Его «икону» в женщинах-христианках? Большинство лютеранских церквей сделало выбор и в течение последних восьмидесяти лет перешло к ординации женщин. Число женщин-пасторов возрастает с каждым годом.[20]

И все же многие из нас, пасторов-мужчин и прихожан лютеранских церквей, готовы не приветствовать поставление женщин, но лишь смиряться с этим, как с «необходимым злом». До тех пор пока под лицемерным «это не женский крест, он слишком тяжел!» скрывается тривиальное «курица — не птица…» или «баба и бес — один у них вес», проблема не может считаться решенной. Пассивное сопротивление ординации женщин приводит к тому, что женщин-пасторов в России можно пересчитать по пальцам. Дело не только в том, что нам свойственно слишком часто смешивать человеческие правила и божественные установления. Нередко сами женщины принимают патриархальный уклад отношений как библейскую норму. Такие женщины могут вспомнить, что основой церкви и христианского брака является Сам Иисус Христос и Его Евангелие Следует тщательно рассмотреть, не приписываем ли мы евангельскому учению нечто от наших собственных предрассудков. Реформированные церкви могут не опасаться преобразований, если они претворяются в жизнь в соответствии с Евангелием.

Можем ли мы искренне полагать, что женщины «рвутся к власти в церкви»? Не наша ли мужская вина в том, что женщине необходимо быть достаточно агрессивной, чтобы оказаться услышанной? Исследования, посвященные этой теме, обнаруживают, что допущение ординации женщин не связано со стремлением доминировать в церковном служении. Число женщин-врачей, юристов и священнослужителей — в течение последних ста лет возрастает. Наибольший прирост женщин наблюдается среди врачей и юристов, но не священнослужителей.[21] Если мы думаем, что призвание к служению осуществляет не Бог посредством Своей церкви, но что церковное служение — это реализация стремления к власти, нам следует вообще отказаться от поставления пасторов.

Это побуждает нас сделать следующий шаг и говорить не о возможности или желательности, но о необходимости служения женщин в качестве пресвитеров и епископов. Такая необходимость проистекает из того значения, которое имеет божественное призвание к церковному служению.

С незапамятных времен Бог призывает людей и заключает с ними завет — с отдельными личностями и целыми народами. Для некоторых Он определяет особые роли — правителей, пророков, священников[22] Призвание (лат. vocatio) — понятие, ранее применявшееся к монашествующим и священникам в связи с их особым служением Богу. Со времен Реформации любой труд, благословленный Богом, стал рассматриваться как реализация духовного призвания.[23] «…Труды монахов и священников, — писал Лютер, — какими бы святыми и нелегкими они ни были, не отличаются в очах Божиих от трудов простого крестьянина в поле либо женщины, обремененной домашними заботами, но любой труд лишь по вере обретает ценность перед Богом».[24] Таким образом, божественное призвание придает духовную ценность светскому труду: каждый в полной мере служит Богу на своем месте. Несомненно, пасторское призвание предполагает наличие особых дарований, необходимых в служении.

Но возможно ли определить, что Бог действительно призывает кого-то к пасторскому служению? Следуя Лютеру, мы понимаем такое служение как служение Слова и Таинств, то есть внешних по отношению к нам средств благодати. Поэтому призвание к пасторскому служению — не наше личное дело. Аугсбургское вероисповедание констатирует: «[Богом] было учреждено служение учения Евангелия и отправления Таинств».[25] Здесь говорится не о пасторах как об автономных личностях, каждый из которых непосредственно призван Богом, но об их служении в целом. Когда же говорится о пасторах как об отдельных людях, утверждается, «что никто не должен публично учить в церкви или отправлять Таинства, если он не призван к тому установленным и законным образом».[26] «Призван» не означает «призван Богом непосредственным образом», но призван посредством братьев и сестер, церкви. «Установленным образом» означает, что соблюдены необходимые процедуры.[27]

Другими словами, наше призвание должно подвергнуться испытанию. Непросто описать, каким образом мы осознаем свое призвание к служению. Это не только чувство: каждый из нас может испытывать сомнения в своем призвании. Определенные духовные качества, дар проповеди, здоровье, интеллектуальные способности, волевой характер необходимы для пастора, но все это не обязательно является знаками, указывающими на призвание Желание служить в качестве пастора ради духовного блага людей и славы Божией должно быть распознано телом Христовым — церковью. Рукоположение — это не награда за некие заслуги, но признание действительности божественного призвания.

Итак, если мужчина или женщина призваны Богом к самоотверженному пасторскому служению, они не просто могут, но обязаны следовать своему призванию. Церковь же должна распознать истинность этого призвания — ради блага и самой церкви, и мира.

Поставление женщин — больше, чем вопрос равных прав и обязанностей, возможностей, распределения ролей, стремления к власти, церковной дисциплины или слепого следования человеческим обычаям, «преданиям старцев». В первую очередь это вопрос божественного призвания,[28] и препятствование такому призванию является сопротивлением воле Божией.

Невозможно полагать, что противники рукоположения женщин сознательно отказываются следовать воле Божией. Но это означает, что душепопечение и соответственное ситуации окормление тех, кто продолжает не принимать практику поставления женщин, должно быть предметом особого попечения наших епископов. Даже в тех церквях, которые рукополагают женщин, скрытое противостояние продолжается; время от времени оно выходит на поверхность церковной жизни. Отрицание ординации женщин приобрело символическое значение. Для тех, для кого оно служит простым и понятным лозунгом, призванным сплотить фундаменталистские силы, никакие доводы не имеют смысла. Но и церковные либералы, и христиане умеренных взглядов (которые в настоящее время составляют в лютеранских церквях большинство) должны понимать, что и фундаменталисты — в меру своей искренности — остаются христианами, желающими привычным для них способом выразить свою преданность Господу. При этом условии мы можем продолжать уточнять наше понимание проблемы в духе открытости и взаимного уважения. Ведь в ее обсуждение вовлечены не только мысли, но и чувства искренне верующих христиан.

Все, что требуется, — это время. Еще 150 лет назад изменение ролей двух других категорий, упомянутых в «домострое» 5-й главы Послания к Ефесянам, — рабов и детей — многим христианам представлялось чем-то противоречащим ясному учению Писания. Защитники рабовладения находили недвусмысленное подтверждение своей позиции в том, что в Ветхом и Новом Заветах рабство выглядит совершенно приемлемым; оно не осуждается ни Христом, ни апостолами. Что касается гуманного обращения с детьми, то мы хорошо помним, что в Писании, помимо рекомендации не быть к детям чрезмерно строгими, есть и другие предписания — о более жестком обращении. В конце концов, даже практика расовой сегрегации в христианских государствах могла быть обоснована разделением Богом людей при Вавилонском столпотворении, равно как и говорением на различных языках в день Пятидесятницы. Но последние поколения верующих все же лучше своих предшественников научились понимать волю Божию; потому можно надеяться, что это понимание коснется не только ролей рабов, детей и иноплеменников, но и женщин. Познание христианским миром Св. Писания и традиции веры уточняется с каждым поколением — и едва ли старания фундаменталистов от Писания или от Предания смогут обратить этот процесс.

Автор: Дмитрий Зенченко — пастор Евангелическо-Лютеранской Церкви в России.
Источник: Портал «Славянское Лютеранство».
01.02.2010.

Примечания:

[1] Напр.: Бт 38:11-26; критика таких отношений: Мал 2:13-16.

[2] John Binns. An Introduction to the Christian Orthodox Churches (Cambridge: Cambridge University Press, 2002), 249-250.

[3] Kevin Madigan, Carolyn Osiek Ordained Women In The Early Church: A Documentary History (Baltimore: Johns Hopkins University Press, 2005). Ute E. Eisen. Women Officeholders in Early Christianity: Epigraphical and Literary Studies (Collegeville: Liturgical Press, 2000).

[4] Об истории рассмотрения вопроса рукоположения женщин в православных церквях см.: Leonie Beth Liveris. Ancient Taboos And Gender Prejudice: Challenges for Orthodox Women and the Church (Aldershot: Ashgate Publishing, Ltd., 2005)

[5] См.: Kyriaki Karidoyanes FitzGerald (ed.). Orthodox Women Speak. Discerning the «Signs of the Times». (Geneva: WCC Publications, 1999).

[6] Элизабет Бер-Сижель, еп. Диоклийский Каллист (Уэр). Рукоположение женщин в Православной церкви (М.: ББИ им. св. апостола Андрея, 2000). Thomas Hopko. Women and the Priesthood (Crestwood, N. Y.: St. Vladimir’s Seminary Press, 1983).

[7] Элизабет Бер-Сижель. Служение женщины в Церкви (М.: ББИ им. св. апостола Андрея, 2002). Constantinos Yiokarinis. The Priesthood of Women. A Look at Patristic Teaching. В кн.: Kyriaki Karidoyanes FitzGerald (ed.). Orthodox Women Speak. Discerning the «Signs of the Times». (Geneva: WCC Publications, 1999). 167-176. См. также: Deborah Belonick. Feminism in Christianity: An Orthodox Christian Response (Syosset/New York: Department of Religious Education, Orthodox Church in America, 1983) Gennadios Limouris (ed.). The Place of the Woman in the Orthodox Church and the Question of the Ordination of Women (Katerini: Tertios, 1992). Eva Catafygiotu-Topping. Holy Mothers of Orthodoxy (Minneapolis: Light and Life, 1987).

[8] Haye van der Meyer. Priestertum der Frau? Eine theologiegeschichtliche Untersuchung (Freiburg, Basel, Vienna: Herder, 1969), 99-105.

[9] Ida Raming. The Exclusion of Women from the Priesthood: Divine Law or Sex Discrimination? A historical investigation of the juridical and doctrinal foundations of the code of canon law, canon 968, 1 (Philadelphia: Temple University Press, 1973), 130-134.

[10] D`Antonio, William V., James D. Davidson, Dean R. Hoge, Katherine Meyer. American Catholics: Gender, Generation, and Commitment (Walnut Creek: AltaMira Press, 2001), 109.

[11] Hans Küng. The Catholic Church: A Short History (New York: Modern Library, 2001), 154.

[12] Inter insigniores, 15 октября 1976 года; в новой редакции вышла под названием Ordinatio sacerdotalis, 22 мая 1994 года.

[13] «Beware murkly world of ‘secondary truths'» (National Catholic Reporter 33. n 31 (June 6, 1997), 24.

[14] Siggins Ian. Luther and His Mother (Philadelphia: Fortress, 1981), 73. Об отношении Лютера к женщинам см.: Susan C. Karant-Nunn, Merry E. Wiesner-Hanks. Luther on Women: A Sourcebook (Cambridge: Cambridge University Press, 2003). Walter Lewis Liefeld, Ruth A. Tucker. Daughters of the Church: Women and Ministry from New Testament Times to the Present (Grand Rapids: Zondervan, 1987), 171-175.

[15] Jean Bethke Elshtain. Public Man, Private Woman: Women in Social and Political Thought. (Princeton: Princeton University Press, 1981), 87.

[16] Martin Luther. Luther’s works (Philadelphia: Fortress Press, 1999, c1958). Vol. 40, 23 (далее — LW). Todd, Mary. Not in God’s Lifetime: The Question of the Ordination of Women in the Lutheran Church-Missouri Synod. (Ph.D. dissertation. University of Illinois at Chicago, 1996), 257.

[17] William Scott Green, Jacob Neusner. The Religion Factor: An Introduction to How Religion Matters (Westminster: John Knox Press, 1996), 158. Об отношении Кальвина к женщинам см.: Willis P. DeBoer. Calvin on the Role of Women. В кн: David E. Holwerda (ed.). Exploring the Heritage of John Calvin (Grand Rapids: Baker, 1976).

[18] Jane D. Douglass. Christian Freedom: What Calvin Learned at the School of Women (Church History, 53. June 1984), 156 сл

[19] См.: Todd Nichol, Marc Kolden (ed.). Called and Ordained: Lutheran Perspectives on the Office of the Ministry (Minneapolis: Fortress Press, 1990) Melton, J. Gordon (ed.). The Churches Speak On: Women’s Ordination (Detroit: Gale Research, 1991)

[20] Maher, Frances (ed.). The Ordination of Women in Lutheran Churches: Analysis of an LWF Survey (Lutheran World Federation, 1984).

[21] Mark Chaves. Ordaining Women: Culture and Conflict in Religious Organizations (Harvard University Press, 1999), 15.

[22] Исх 3:4; 1 Цар 3:4; Ис 49:1; Ис 41:8-9; Ос 11:1; Мф 9:12-13; Лк 14:23; Рим 11:29-32.

[23] О «призвании» см.: Gustaf Wingren. The Christian’s Calling: Luther on Vocation (Edinburgh: Oliver and Boyd, 1958). Karl Holl. Die Geschichte des Wortes Beruf. Sitzungsberichte der Preussischen Akademie der Wissenschaften, B. 29 (Berlin: 1924). Anthony J. La Vopa. Grace, Talent, and Merit (Cambridge: Cambridge University Press, 1988).

[24] LW 36, 78

[25] Аугсбургское вероисповедание, арт. V. В кн.: Книга Согласия (М.: Фонд «Лютеранское наследие», 1998), 28

[26] Там же, 31.

[27] Timothy J. Wengert. Harvesting Martin Luther’s Reflections on Theology, Ethics, and the Church (Grand Rapids: Wm. B. Eerdmans Publishing, 2004), 129.

[28] Георг Кречмар. Служение женщины в церкви (Вестник, № 4, 2002).

, , ,