Часовня надежды в церкви Святого апостола Петра
Часовня надежды в церкви Святого апостола Петра

Ив Котэ (Yves Côté) вырос в городке к северо-востоку от Монреаля. В тринадцать лет он рассказал священнику о своей ориентации.

«Он думал, что сможет изменить меня», — говорит Котэ. — «Я и слышать об этом не хотел и решил, что больше никогда не пойду в церковь».

Но сейчас Котэ — викарий церкви Святого апостола Петра, и именно из-за него процветает католическая церковь, расположенная в центре ЛГБТ-района Монреаля.

Котэ до сих пор помнит как в 1995 году он работал в ресторане и в конце смены услышал колокола Святого апостола Петра. Он пошел на звук и пришел в церковь к началу мессы.

В тот день священник, Клод Сен-Лорен, сказал прихожанам: «Я могу быть вашим священником при одном условии: мы открываем двери церкви всем, вне зависимости от сексуальной ориентации или семейного статуса. Неважно, кто вы: лесбиянка, гей, разведенный, повторно вышедшая замуж, тебя ждут за трапезой Господа».

Котэ плачет, вспоминая эту мессу. В тот момент он испытал то, чего не испытывал очень давно: чувство принадлежности.

Тем же вечером он встретился с Сен-Лореном и сказал, что ему нужно поделиться тем, что с ним произошло за последние тридцать лет.

Когда в восьмидесятых Котэ переехал в Монреаль, его жизнь была очень тяжела: он пил, употреблял наркотики и был вовлечен в проституцию. Многие его проблемы корнями уходили в прошлое, когда он отрицал свою гомосексуальность.

К полуночи он закончил свою историю. К его удивлению, Сен-Лорен предложил ему работу.

«Я спросил: «Ты что, пьян? С ума сошел?» — со смехом вспоминает Котэ. — «Я не понял, почему он сделал это предложение. А он объяснил: «Ты никогда не сможешь осудить другого. В чем бы люди не признались — ты пережил это».

В свои шестьдесят четыре Котэ очень боек и бодр. Он напоминает добряка-великана. Обычно Котэ можно найти у дверей церкви, где он встречает всех, кто заходит внутрь. Его роль — предлагать поддержку и совет тем, кто нуждается в них. И никогда не осуждать.

Он слышал всякие истории. У некоторых проблемы с наркотиками, кто-то погряз в долгах, а кого-то просто нужно уверить в том, что Бог по-настоящему с ними.

Но особенно важны для Котэ ЛГБТ-люди, которые не могут примирить ориентацию и религию.

«Моя семья — те, кого я встречаю по воскресеньям в церкви», — говорит он. — «Будь это бездомный с улицы или профессор из университета. Эти люди помогают мне расти».

Миссия Котэ и Сен-Лорена — сделать церковь Святого апостола Петра местом, в котором рады всем — не только католикам, но людям любой религиозной принадлежности и сексуальной ориентации.

Вместе они вдохнули новую жизнь в церковь, которая открылась еще в середине девятнадцатого века для рабочих, которые тогда жили в этом районе Монреаля.

Посещаемость месс возросла вдвое.

Даже после смерти Сен-Лорена в 2015 году, священники, унаследовавшие приход, продолжили традицию полной открытости.

Архидиоцеза не вмешивает в особенности пасторского подхода этой церкви.

Главный символ отношений между церковью и ЛГБТ-районом — Часовня надежды.

Она была основана в 1996 году, когда темы гомосексуальности и СПИДа все еще были табуированы в церкви. Внутри часовни находятся мемориальные таблички с именами погибших от болезни.

Часовня расположена в северо-западной стене церкви. Котэ утверждает, что это — единственная такая часовня в мире.

«СПИД касается всех людей», — говорит он. — «Тут собирались иудеи, мусульмане. Люди с Гаити. Агностики. Все».

Котэ подчеркивает, что церковь Святого апостола Петра — не только для ЛГБТ-сообщества. Скорее это безопасное место для всех чувствующих себя исключенными.

По материалам CBC News от 17 мая 2017 года
Подготовлено специально для Nuntiare.org

Еще на эту тему: